Алексей Соколов: Качание веток

Искусство, как заметил еще Христос, начинается там, где заканчивается торговля.

Потребитель расходится, внутрь, через стекла и закрытые двери, наметает листьев, барная стойка превращается в старое пианино…

…и нагота лежит, сбросив одеяло, лишенная денежных токов и шума, как сил, в естественной красоте ранним утром.

Дряхлый фотоаппарат пришлось обмотать проволокой, чтобы прожил еще пару лет, а то и больше. Теперь можно сколько угодно воображать себя Йозефом Судеком, таскавшим на треноге свою допотопную камеру обскура.

Или… имя второго вменяемого фотографа я забыл. Он делал фотоаппараты из деревянных катушек на бельевой резинке и неоднократно привлекался социалистическим чешским государством к ответственности за отказ от товарно-денежных отношений…

…или просто за то, что любил снимать тайком своими катушками женские ноги. Впрочем, ни слова больше. Слушайте тишину:

Всегда лучше приходить потом: не как нищий, подъедать со стола куски булок, но чтобы получить целиком бесплатную красоту, потому что она, незамеченная, остается нетронутой.

Отец Александр Шмеман, замечательный священник и писатель, любил цитировать Жюльена Грина: «Правда только в качании веток на фоне неба».

И добавлял от себя: «…оказаться близко от других, но одному, и вдруг ощутить, с необычайной силой пережить вот этот лес, эти пустые, мокрые ветки на фоне серого неба, все то, что заглушается людьми, но что живет своей особой жизнью, наполненностью каждой минуты какой-то нераздробленной полнотой».