Дженни Перова. Образы Флоренции

Никогда не читайте «Образы Италии» Павла Муратова накануне поездки! Он задает такую высокую планку, что невольно разочаровываешься, видя, как необратимо изменилось многое из виденного им столетие назад.

Если бы я заново открывала для себя Флоренцию, то хотела бы попасть сразу на Пьяццале Микельанджело – встать перед парапетом и взглянуть на раскинувшийся по обоим берегам Арно город, столь прекрасный, что перехватывает дыхание: Флоренция лежит, как драгоценность, на синем бархате пологих Тосканских гор.

После этого прощаешь ей все – и обшарпанность стен, и неистребимые графитти, и автомобили, и мотоциклистов, и непристойно позеленевшего бронзового Давида в окружении ларьков с майками, бейсболками, брелками и фартуками – фартуками с изображением мраморных чресел все того же Давида, так любовно изваянных гениальными руками Микельанджело и настолько совершенных в своей красоте, что их невозможно опошлить, даже тиражируя на кухонных фартуках!

Но мое открытие Флоренции состоялось иначе и поднялась я туда в предпоследний день, да еще в субботу, когда на смотровой площадке толпятся не только вездесущие японцы и прочие немцы, но и гуляют свадьбы – я попала на корейскую! Зато был прекрасный солнечный день, даже жаркий.

На Пьяццале долго поднимаешься по пологим лестницам, и Флоренция поворачивается то одним, то другим боком – как ленивая кошка, греющаяся на солнце – показывая в проеме листвы то Санта Марию дель Фьоре, то Бадиа Фиорентину и Барджелло, то ожерелье мостов, нанизанных на нефритовую ленту Арно.

С высоты река кажется зеленоватой, хотя вблизи ее довольно бурные воды – светло-коричневые: до нашего приезда долго шли свирепые дожди, и вода поднялась. Проезжая по городу в метрах 200-х от реки, видели на стене дома отметку – примерно на высоте полутора метров – уровень подъема воды во время знаменитого наводнения 1969 года, когда залило галерею Уффици, что и не удивительно, поскольку она на набережной.

С Пьяцале я спускалась другой дорогой и вышла к башне – Porta S.Niccolo. Там – грот с водопадиком и рыбками. Предприимчивый спортсмен катался по спускам на роликах, отталкиваясь натуральными лыжными палками.

Потом меня понесло к форту Бельведере – рассматривая вечером карту, я решила, что это недалеко – впрочем, во Флоренции все для нас недалеко! Правда, насторожила фраза путеводителя, что идти туда час: отчего это час, подумала я, сравнивая расстояния по карте – странно…
Ага! Путеводитель знал, что говорил! Как же я позавидовала человеку, стремительно промчавшемуся мимо меня на двухколесной авто-тележке, когда я, обливаясь потом и задыхаясь, припала к стволу оливы, чтобы передохнуть и унять сердцебиение! Хуже меня было, я думаю, только велосипедисту, тащившемуся пешком и волочившему велосипед – на такую крутизну на велосипеде было не въехать!
Как же я благодарила сама себя за то, что уперлась и съела перед подъемом к Пьяцале Микельанджело огромную пиццу Наполи с морскими гадами! Иначе я бы точно до сих пор так и лежала там под оливой! Но зато – какие чудесные виды открывались с каждого поворота дороги, с одной стороны ограниченной высоченной стеной форта с растущими под ней оливами, а с другой – более низкой стеной, ограждающей виллы.

Видите стену вдали? Вот вдоль нее я и ползла наверх!

Наверху горы меня ждала награда – кошки! Все бесхозные флорентийские кошки, похоже, живут в Саду Боболи – их там подкармливает тетенька-близнец кошатницы, кормящей кошек у нас во дворах. Порадовавшись на кошек, я уже совсем без сил свалилась к ногам Дворца Питти – этого циклопического сооружения, подножие которого сложено из чудовищной величины каменных глыб.


Геркулеса, я надеюсь, вы узнали, а это толстый тип – карлик Морганте, придворный шут Козимо I. Они все во дворе Дворца Питти.

Парочки на откосах, усыпанных мелкой галькой – под Дворцом Питти

Местный художник под стеной из циклопических камней – около Дворца Питти

Из всех пяти дней, проведенных здесь, этот запомнился больше остальных – то ли из-за прекрасной погоды, то ли из-за количества приложенных усилий и потраченных сил, то ли потому, что именно в этот день приоткрылась мне – слегка – тайна Флоренции.
Она как загадочная красавица, совершенства которой столь многими так страстно превозносятся и воспеваются, что, видя ее впервые, недоумеваешь: да что в ней такого особенного! А она смотрит на тебя снисходительно с легкой улыбкой, все понимая и наслаждаясь своей властью, потому что ты не сможешь забыть ее никогда.
Так и я – чем дальше во времени отступает Флоренция, тем более в душе крепнет и настаивается, как вино, память о прекрасном, манящем и неразгаданном городе.

One thought on “Дженни Перова. Образы Флоренции”

  1. Здорово! Правда в этом году Италия для меня накрылась Калининградом, но всё ещё впереди, спасибо и пеши есчо!

Comments are closed.