Hoochecoocheman. Автономный Округ Восходящего Солнца (часть IV)

Часть первая

часть вторая

часть третья


избушка на лыжах

Следующее место в окрестностях Анадыря, которое я вознамерился посетить – гора Дионисия (572м.) и от столицы автономного округа к ней вёл “зимник”, жарким чукотским летом, это была довольно сносная “грунтовка”: Анадырь – месторождение Западно-Озёрное:

По которой я и пошёл, любуясь видами чукотской природы:


Анадырьский лиман

Расстояние от города до цели, примерно 20 км. и вскоре, отойдя от Анадыря:

я окунулся в настоящую тундру, которая в этих широтах называется гипоарктической тундрой:

На первый взгляд, растительность здесь очень бедна. Однако среди этого кажущегося однообразия существуют до 400 видов мхов и лишайников, а в некоторых местах, в основном вдоль рек и ручьёв,  встречаются карликовые берёзы, кустарниковая ольха, осока, голубика и брусника:


чукотские заросли

Финское слово тундра – безлесная, голая возвышенность, очень точно характеризует чукотский ландшафт и если говорить о передвижении по ней на своих двоих, то это довольно непросто. Хотя всё зависит от того, какая именно тундра у вас под ногами:

Если болотисто-мшистая, то я вам не завидую. Идти по ней тяжело, особенно с грузом и за час без должной сноровки вы вряд ли пройдёте больше трёх километров. А вот если каменистая, покрытая мелкой растительностью, то в этом случае вам не придётся скакать архаром с кочки на кочку, удерживая равновесие с рюкзаком за плечами:

На финишную прямую, я выбрался к обеду. Гора Дионисия таяла в мареве неумолимого приполярного солнца и настоящий бич Чукотки – комары, приуныли больше моего от такой жары. Вообще кровососущие в тундре – это неизбежное зло, от которого не очень помогают различные девайсы по их уничтожению. Радикальный метод – москитная сетка, однако у меня её не было и я с лихвой покормил двукрылых вампиров собственной кровью и нервами. Со временем я научился даже различать этих летающих монстров. Те что покрупнее вгрызались в меня на лету и пользуясь этим ноу-хау избегали карающей десницы, на которой к слову в конце дня я насчитал больше 20 укусов! Более мелкие норовили присесть и устроить пиршество с “чувством, толком, расстановкой”, однако редко кто из них уносил ноги. Но самый пик у этих зверюг наступает вечером. После захода солнца, особенно в безветренную погоду мне не единожды приходилось прямо-таки “умываться” комарами. Эти камикадзе бесстрашно атаковали любые открытые места на теле и тут же гибли, однако новые полчища всё также невозмутимо звенели над ухом. Скрыться от них можно было только в палатке:

Параллельно дороге проходил подземный магистральный газопровод:

рядом с которым я обнаружил яркие цветы:

Вскоре я добрался сначала до сопки “Комсомольская”, от которой до “Диониски” рукой подать:

Возле горы, на склоне которой по легенде разбился вертолёт, и когда-то жил ошалевший медведь задравший человека, имеется очень нужная для Чукотки постройка – баня:

Зимой – это означает спасительное тепло, ведь температура тут иногда опускается до – 60 С, ну а летом полноценный отдых с комфортом, что в тундре редкость. С дровами правда не ахти, но в избушке-на-лыжах я нашёл несколько досок, которых мне хватило попариться:

Возле бани, в зарослях мне удалось обнаружить и сфотографировать “евражку” – небольшого сусликообразного зверька, пугливого и осторожного:

С высоты “Дионисия” на окружающую тундру открывался волшебный вид:

И эти удивительные пейзажи, которые не менялись со времени последнего оледенения, действительно завораживали:

Продолжение следует…

hoochecoocheman