Воскресенье, Сен 24, 2017

Елена Семашко. Тарханкутский маяк

- Значит мы на территории России, а рядом украинская военная часть?
- Ну, выходит так…
- А почему маяк светит не все время, а какими-то вспышками?
- Это не вспышки, это световая морзянка. У каждого маякая свой код, на нашем это — «ТР»
- ТР — тарханкутский?
- Да!

Именно так, запросто, шесть лет назад я беседовала со смотрителем маяка, одновременно разглядывала историческую достопримечательность, стратегический гидрографический объект РФ, и слушала историю одного из близнецов – Тарханкутского маяка.



В 1816 году Адмиралтейский департамент России решает строить на черноморском побережье первые большие стратегические гидрографические объекты. Уже через год радуют своей белокаменной статью маяки-близнецы на Херсонесе и мысе Тарханкут.
Проект один, используемый материал — инкерманский камень. Две каменные конические 36-метровые башни увенчанные деревянными фонарями правильной десятиугольной формы высотой 3,3 метра.
Стены башен у основания двухметровые, затем плавно уменьшаются, и в районе маячной комнаты толщина их не превышает метра. Такая конструкция обеспечивает устойчивость к воздействию шквального ветра, удара волн во время урагана и шторма, а также сейсмическую стойкость при землетрясениях. Четыре яруса световых окон обеспечивают хорошее освещение внутри при любой погоде. От цоколя в маячную комнату ведёт крутая винтовая лестница. Подъём по узкому крутому серпантину с непривычки не прост (142 ступеньки на Тарханкутском маяке), но подъём — это ерунда по сравнению со всеми непростыми обязанностями, которые должен раньше (да и сейчас) исполнять смотритель. А расслабиться служителям во время вахты возможности не было никакой: «…ни в фонаре, ни в комнате под фонарём, называемой вахтенною, не дозволяется иметь ни дивана, ни кровати, ни какой другой мебели, на которую бы можно было склониться». Если вспомнить, что маячная башня не отапливается, а зимние ветры выстуживают её так, что стены покрываются инеем, то завидовать служителю маяка не тянет.
История близнецов интересна, каждая по-своему.
Херсонеский маяк — известная визитная карточка Черноморского флота, он первым встречал корабли эскадры Ушакова и Нахимова. Попов в начале ХХ века, проводил там свои опыты по радиосвязи кораблей с берегом. После ВОВ разрушенную башню Херсонеского маяка полностью перестроили.

А вот Тарханкутский
маяк полностью оригинальное сооружение. Серьезные разрушения во время ВОВ обошли его стороной, даже после страшного землетрясения 1927 года маяк выстоял, к слову как и Херсонеский. Однако, последний раз капитальный ремонт был в 1970. Сейчас маяк в аварийном состоянии, и как раньше, в маячную комнату к линзе, уже не попасть. Невооруженным взглядом заметно, что башня маяка прилично отклонена к северу. Наутофон, который подавал резкий акустический сигнал во время тумана, давно не работает. Говорят, как и сам маяк, электроакустический прибор сейчас не актуален, ибо все сейчас решает электроника. Безусловно, все радионавигационные приборы находящиеся в рубке управления, исправно работают. И башня маяка это сейчас просто историко-архитектурный памятник, а на реставрацию памятников денег обычно не хватает, да и чертежи, по которым строился маяк, говорят, давно утеряны…

И знаете, знакомясь с повседневной жизнью хранителей маячного огня, невольно отмечаешь: подобное ревностное служение избранному делу нынче большая редкость. Такое можно встретить разве что в храме или монастыре.

http://ell05.livejournal.com/69428.html


Comments are closed.