Воскресенье, Сен 24, 2017

Наташа Орлова. Щепотка специй (одно происшествие в Северной Индии)

Первое, что сказали друзья, встретив нас с дочкой в три часа ночи в аэропорту Нью-Дели: Ура! Как мы соскучились! «Срочно надевайте штаны!» 

арочка 400

Индия — центр вселенской  озабоченности. На 800 девочек — 1000 мальчиков, калым за женитьбу больше, чем за Нину в «Кавказской пленнице». Говорят, из-за дефицита невест просить у богов жену мужчины до самого храма ползут на коленях. Некоторым проще украсть ее с автобусной остановки. Да еще влияние мусульманства насмерть заглушило вольный ветер камасутры, оставив его только в каменных изваяниях Кхаджурахо: женщин на улицах не видно, а те, кто выполз, запутаны в тряпки с ног до головы.

Но меня заставить надеть джинсы в тридцатипятиградусную жару могла бы только страшная сила — как минимум, оживший шестирукий Шива с молниеподобным взглядом. Шива ради моих коленок оживать не стал, и я гуляла в белом сарафанчике, но каждый день убеждалась, что друзья правы и просвечивающие через подол трусы индусы воспринимают не так стоически, как, например, воспитанные в уважении к чужой женщине арабы в Эмиратах, проходящие мимо чужестранок с каменными недрогнувшими лицами. Индусы, индуски и индусята же, любого пола, возраста и вероисповедания, пялились и по-детски искренне радовались чуду. К нам с Наташкой-младшей, белобрысым и незакутанным в сари, фотографироваться очереди выстраивались, даже деньги предлагали, когда мы запарились и начали упираться. Мой экзотический белый сарафан и экзотическая белая голова украсили десятки любительских фото местных плейбоев, уж и не смею предположить, что они с ними будут делать долгими зимними вечерами… Поэтому, хотя у меня в сердце воспоминания о сокровищах Агры, взмывающем в небо Тадж-Махале, драгоценных фресках, дворцах, садах и фортах Джайпура, многообразии Дели и деловитости Гургаона, но чаще я рассказываю другую историю…

Нет, не про антисанитарию, про которую все спрашивают. Мы ее не видели: жили у друзей, ходили по правильным дорогам, ездили в нужные места, мыли руки и извели для гигиены гору бумажных платочков да гору влажной туалетной бумаги: традиционных путевых расстройств у нас не случилось.

Нам повезло с сопровождающим: наши друзья пользуются услугами небольшой компании, предоставляющей для экскурсий автомобили с англоговорящими водителями. Так получилось, что в нужный день машины были заняты, и владелец фирмы – опытный, отлично говорящий по-английски, образованный и воспитанный индус по имени Маган – из уважения к постоянному клиенту, белому господину, миста Игорю — предложил нам самого себя в качестве водителя.  «Только следи за ними в оба! – заклинал Игорь, - ты не знаешь, что такое русская блондинка… А я тебе доверяю сразу двух. Имей в виду: это стихийное бедствие. Глаз не своди!»

Маган оказался чудесным попутчиком. Пока мы бродили с экскурсоводами под похожими на павлиньи хвосты сводами дворцов махараджей, возле машины все время маячила его плотная  приземистая фигура: он бдил. Выбирал рестораны, где чисто и не остро (нам понравился ресторанчик «Pinch of Spice» — «Щепотка специй» в Агре), советовал отели для ночевки; нанимал русскоговорящих гидов; следил, чтобы нам не всучили какую-нибудь фигню («Без меня не покупайте! Я покажу где»); кормил нежными индийскими йогуртами ласси в глиняных кулечках, нахолаживал кондеем машину, отгонял обезьянок в Monkey Palace и даже сам провел экскурсию вместо гида, когда мы устали от натоптанных маршрутов и захотели в настоящий старый храм. Негигиенично шлепая босиком по каменным плитам храма Ганеши, я почему-то вспомнила свое юношеское увлечение «Бхагавад Гитой» и похвасталась, что кусочки помню наизусть.«Турудурубуруму?» - вдруг залопотал оживившийся пожилой (на вид трехсотлетний) служитель, каким-то образом уловивший в моих словах название ведического эпоса. Когда Маган перевел ему «Кто способен отвлечь все свои чувства от объектов чувств, как черепаха втягивает члены в панцирь, тот в мудрости стоек», аксакал отвесил мощное намасте лодочкой и отвел нас в алтарь — тесную пещерку, негаснущий фонарь в которой  зажег еще кто-то из Великих Моголов, то ли  Бабур, то ли Акбар. Дедок пачкал нас благовониями, вязал браслеты, рисовал на лбах бинди  и обещал, что теперь мы под защитой божеств.

Мы совсем сомлели от атмосферы и дурмана ароматов. И на обратной дороге уже не подпрыгивали при виде каждой коровы, лениво перебредающей трассу, не фотографировали из окна пестрые грузовички, оборванных мальчишек и мусорные кучи, а откинули задние сиденья и замертво уснули.

Я проснулась на автозаправке, когда Маган бросил сдачу в бардачок и притормозил у белых дверок с фигурками мальчика и девочки. «Не помешает!» - я вытащила новую упаковку влажной детской туалетной бумаги и пошла к дверкам вместе с Маганом. Мы рысили рядом ноздря в ноздрю, но когда я вышла через пять минут, машины на заправке не было…

И вот стою я где-то в Индии на дороге, одна, с упаковкой бумаги. На мне – белый сарафанчик и аналогичные, в комплекте, трусы, — и то, и другое даже без карманов. Ни паспорта, ни телефона, ни айпада, ни денег – только туалетная бумага в руке! Где я – не знаю, адреса друзей не помню, а проезжающие мимо грузовики сбиваются с пути и петляют неверными кривыми. Смуглые дальнобойщики забывают маршруты, роняют руль и вываливаются из окон.

Дальше кадры замелькали. Из заправочного офиса ко мне пулей метнули бойца – забрать приманку в белых трусах с трассы. К несчастью, несмотря на мифы о наследии британской колонии, по-английски там никто толком не говорит. Седой биг-босс автозаправки в белых одеждах обладал широкими познаниями: он сказал мне madam, telephone number, police. И сделал руками жест, который на любом языке можно понять как «не ссы».

Я, в общем, крепилась. Даже улыбалась. Только когда воды налили, зубы об стакан клацнули. Застучишь тут: какой нафиг madam, telephone number – кто же держит в голове номера телефонов? Номер друзей записан на симке, номер Магана на бумажке, бумажка в сумке, сумка в уехавшей машине, игла в яйце, яйцо в утке, утка в ларце, а мне, василисе прекрасной, смерть на дикой дороге Джайпур-Дели. Я напряглась и нацарапала на протянутой бумажке марку и номер машины Магана – их за несколько дней путешествия я невольно помнила наизусть. Индусы развели руками.

«Мдааааа, и куда ее девать, всю в белых трусах, с бумагой и без паспорта»- было честно написано на смуглых мордах моих автозаправочных приемных родителей, но руками эти добрые люди опять дружно сделали «не ссы». Видок, видимо, у меня был жалкий.

В этот момент завизжали тормоза, взметнулась пыль,  завертевшись волчком остановилась машина, и из нее вылетели моя перепуганная дочь и белый, белее любого русского, Маган.

Я, кстати, не помню, выпустила ли из рук туалетную бумагу или так, вцепившись в упаковку, и до дома доехала.

Маган потом рассказывал, мол, миста Игорь, вы были правы, ни на минуту с девочек глаз не сводил, и на тебе! Она все равно потерялась! До дома полчаса оставалось, взглянул в зеркало, а мадам Наташи на заднем сидении нет. Мадмуазель Наташка-младшая проснулась оттого, что машина запрыгала по дороге, как заяц: он развернулся на всем ходу и понесся назад, взлетая на лежачих полицейских. «Где мама???» — закричала мадмуазель, но Маган с перепугу забыл весь английский и только мычал что-то на хинди.

В общей сложности с момента, как я вышла из-за белой дверки с туалетной бумагой в руке, до его возвращения, прошло 7 минут.

с охранником 400

арочка 400

боливуд 400

обезьянки 400

слуховое окно 400
Это я не в углу наказанная — через слуховые ходы можно переговариваться, я слушаю, что дочка издалека шепчет.

многохобот 400

с тапком 400
Кто-то из туристов ушел с экскурсии без тапка;-)

маган 400
Маган, еще коричневый

барабанщик 400
Юный барабанщик

Ганешу 400
Ганешу в храме с негаснущим светильником

http://orlovanatalya.livejournal.com/29186.html


Comments are closed.