Воскресенье, Сен 24, 2017

Валерий Смирнов. ЗАПИСКИ СТАРОГО КОЛДУНА (отрывки из мемуаров)

Мазай попросил научить ловить жереха. И его зятя – тоже. Поехали на Турунчук, все показал, объяснил. После чего Мазай со своим зятем пару часов кряду полосовали спиннингами место на реке, где рыба крутится постоянно. Когда зять Мазая стал разоряться, что здесь рыбы вообще нет, я прекратил кофейничать, подошел к нему, забрал у него спиннинг, забросил и менее чем через минуту вытащил окуня. «Колдун!» — вытаращил глаза зять Мазая.

Истинное искусство боя на холодном оружии незримо, поединок длится секунды, с колдовством все должно обстоять с точностью до наоборот. Если само колдовство будет максимально эффективным, но его проявление не эффектным, мастерство чародея могут посчитать случайностью.

Вовка увязался со мной на охоту, все, что можно было промазать – он исполнил в лучшем виде. В остальных случаях Вовка не успевал вскидывать ружьем, а дичь уже падала после моего выстрела. «Давай я буду стрелять первым», — предложил он. Яр стоял мертво, после команды он ринулся вперед, поднятый псом фазан идеально лег на прицельную линию ружья Вовки метрах в пятнадцати от него. Петух улетал по прямой линии от Вовки, тот пять раз палил по нему, но фазан, как ни в чем ни бывало, продолжал махать крыльями.

- Вот непруха, — сделал логический вывод Вовка.
- Слушай, ты когда-то находил на улице деньги?
- Да…
- Я так и знал.
Через минуту Вовка подтвердил, что после той самой находки в его жизни пошла полоса чернее крапа на гробовой доске.

……………….

Если колдун обладает высоким мастерством, он в состоянии разрушить злые чары своего коллеги. Вскоре после открытия очередного сезона я взял с собой Вовку на охоту, предварительно поведав ему замогильным голосом, чтобы он оставил дома свое ружье.
- Перепел меньше фазана. Стрелять будешь только из моего ружья. Ты не сделаешь ни одного промаха.
Вовка скептически смотрел на меня, но согласно кивал головой.После того, как он ни разу не промахнулся по перепелу, Вовка понял, что равных мне по части колдовства встретить практически невозможно. А ведь как ему не хотелось до того становиться на колени перед моим ружьем, на котором лежал лист с магическими рунами, и повторять за мной слова заклинания.

……………

Настоящий колдун – большой доктор. Не потому, что он способен вылечить от любой болезни, а оттого, что в Одессе большими докторами именуют специалиста в какой угодно сфере человеческой деятельности, где ему практически нет равных. Давно заметил, что мои книжки очень нравятся докторам, так что не сильно удивился, когда прислали ссылку, где ректор Белорусского медицинского университета говорит о том, кто для него номер один в мировой литературе. Когда заболел мой папа, мама вызвала бригаду «скорой помощи». Увидев мои книги, доктор спросил: «А вы тоже поклонник его творчества?». Не фиг было делать папе читать эти книжки, но он нашел в себе мужество признаться, что я его сын. Флюиды моего колдовства тут же попутали докторов до такой степени, что папа имел бесплатную «скорую помощь» до конца жизни.

……………

Колдун не имеет права использовать свое влияние на людей в шкурных интересах. Вот почему за всю жизнь я ни разу не позволил себе прочитать хоть строчку не то, что перед яйцом, но даже перед жопой лица высокого руководства. Не написал ни одной заказной статьи. Даже инкогнито не сочинял смешного набора слов к юбилеям чиновников. Отказывался зарабатывать очень большие деньги из-за их сильного предвыборного запаха. И ни разу не заходил в какой-либо высокий кабинет с просьбой. Хотя среди обладателей подобных кабинетов значатся давние приятели. Когда «скорая помощь» оказалась бессильна, мама попросила меня похоронить отца на самом козырном кладбище Одессы. С козырным кадбищем все могло решиться легко и просто по-козырному: Козырев Михаил Иванович был другом моего отца и решил бы проблему, всего лишь сняв телефонную трубку. Но колдун, если он действительно большой доктор, не имеет права обращаться за помощью к кому-либо, иначе какой из него таком случае даже начинающий чародей? Так что я приехал к людям, едящим со стола чужого горя, и сказал им волшебную фразу, которая молниеносно принесла нужный результат.

…………..

Звание колдуна ко многому обязывает, а потому всегда приходилось вести иначе, чем те, кто используют свои книжки, изданные в качестве и количестве визитных карточек. А ведь мои опусы читают не только некоторые всем известные деятели культуры России, но и представители политической и бизнесовой элиты Украины. И даже обладатель самого элитного козлиного стада в нашей области является страстным почитателем моих книг о рыбалке. Он — мой единственный спонсор. Передает с оказией самые лакомые куски козьих шкур. Из них я делаю самодуры, львиную долю которых раздаю своим корешам. А что ему шкур жалко? Он их все равно выбрасывает. Зато мои самодуры обладают самой настоящей колдовской силой, они без промаха берут рыбу не только в отечественных реках и озерах, но во всех морях-океанах планеты.

………….

Как колдун вынужден знать множество заклинаний. Правда, ни одно из них не помню наизусть. Как-то ловил голыша в компании пацанов с нашего хутора, молдаван прижимал волну, чего тут хорошего. Вот и пришлось мне, скрестив руки на груди, повторять заклинание, не обращая внимания на Пецу, который крутил пальцем у виска. После обряда колдовства, я подошел к нему и сказал почти требовательным тоном:

- Дай мне свою папиросу.

Пеца полез в карман за пачкой «Сальве».

- Нет, ту, что ты куришь.

Порвав мундштук папироски, насаживаю его ошметки на крючки, забрасываю самолов и извлекаю из моря двух голышей. Но сколько бы Пеца ни наживлял свои самоловы папиросными мундштуками, у него так и ни разу ни клюнуло.

Все это закончилось тем, что оскорбивший своими жестами колдовское заклинание Пеца шел вдоль воды, крутил пальцем у виска и приговаривал: «Было у мамы два сына, один умный, а второй – Пеца». Иначе не видал бы он клева до второго пришествия на рыбалку.

……………

Колдун обязан уметь оказывать свои чары и при своем отсутствии. Даже в местах, где и без него больших докторов хватает. Сын Вити учится в Медицинском университете, очень толковый пацан, с детства мечтал стать врачом. На лекции он ответил на вопрос профессора одной фразой, на что преподаватель дословно заметил студенту: каждый может процитировать Смирнова. Но не каждому Смирнов дает пострелять из своего ружья – парировал сын Вити, после чего акции студента резко выросли в глазах не только профессора, на лекции которого произошло то, что случилось.

……………..

Сам же Витя давно убедился в моем колдовском мастерстве. Как-то поехали с ним на рыбалку, предварительно дернув Ваньку. Тот простонал: у меня столько работы, головы поднять некогда, но если будет клевать – позвони. Приехали, встали напротив перспективного места с совершенно одинаковыми спиннингами и воблерами, метрах в пяти друг от друга. Беру судака, Витя тут становится рядом со мной, забрасывает воблер. Лезу в карман, забыл дебильник дома. Звони Ваньке – командую Вите. Вот поймаю судака – позвоню. Перемещаюсь на то место, с которого он ушел, и беру судака. Ничего удивительного, для колдуна это – семечки. Звони Ваньке… Вот поймаю… Вытаскиваю третьего судака… Звони Ваньке… Вот поймаю…

Пристально смотрю на него и говорю: если сейчас же не позвонишь, вообще ничего не поймаешь. Витя выронил спиннинг, извлек мобильник и через полчаса получил очередное подтверждение моего высокого колдовского мастерства по всем фронтам. У Ваньки тут же исчез огромный объем работы, он когда через полчаса он приехал к нам, у Вити уже было пару судаков. Чтобы у него начало клевать, мне пришлось коснуться его спиннинга и произнести заклинание. Но в конечном итоге Ванька все равно обловил Витю, как и было предсказано.

……….

Каждый из колдунов стремится сотворить чародейство, на которое не способны его коллеги. Рождение под звездой Арвакады, блестящее знание магии гаридебских волхвов, обладание клинком «Тechnology» двупольской ведуньи Хсенны и манускриптом чернокнижника Барбелля позволили мне стать единственным из известных писателей Города, не покинувшем его пределов. Когда колдовство было воплощено в жизнь, я, наложив заклятие волхвов Гаридеба, уничтожил клинок ведуньи Хсенны в огне манускрипта чернокнижника Барбелля «La technologie», вот почему уже никому и никогда не удастся стать действительно известным писателем, не покинув пределов Одессы.

………….

Одиночество – спутник колдуна. Но правил без исключений не бывает. В виде моральной компенсации взял Витю с собой на охоту. Вечером мне позвонила его супруга: «Витя за один день с вами привез больше дичи, чем за последние три года». Так что Витя не особо переживал по поводу того, что поймал куда меньше рыбы, чем Ванька, хотя имел солидную фору. Все-таки Ванька – чемпион мира по ловле судака, но тут тоже не обошлось без колдовства.

…………….

Вообще-то Ванька может заполевать какую угодно дичь и поймать любую рыбу. Это у него получается слишком легко и весьма непринужденно. Как-то приехали на берег, а там рыбачки, да еще какие, и хоть бы у кого клюнуло. Даже великий Болгарин без рыбы. У нас с Ванькой не было ничего, кроме двух удочек, с которыми ему просто нужно было научиться управляться. Но разве есть что-то невозможное для большого доктора по части колдовства? Потому я взял у Болгарина перловки, у Стрижука – мамылыги, и заколдовал их, прежде, чем бросить прикормку в воду. Через полчаса Ванька взял в подсак коропа килограммов на восемь, все сбежались посмотреть на результат свершившегося на их глазах магического чародейно-колдовского волшебного чуда.

……………

Колдун обязан быть кудесником за что или кого он бы ни брался. Ваньке нет равных в подлунном мире по мастерству ловли судака. Для этого мне пришлось использоваться особые магические заклинания, после которых спиннингисты начинают передвигаться на ушах, а солнце – застывать в зените его славы. Ванька – чемпион мира по ловле судака, но весь вопрос: удалось бы ему стать таковым, если бы не «Тренер чемпиона мира»

 

http://profe-12.livejournal.com/305200.html


Comments are closed.