Воскресенье, Сен 24, 2017

Padunskiy. Про скрипуново, кочевых белок и саблю ермака

I

Как-то раз Спиридон Конев по прозвищу Зигизмунд решил брата проведать. Гостинцев родове передать да заодно щурагайку потаскать. В самой Оби, понятное дело, об эту пору никто щурят не ловит, — воды много. А вот в ручьях да речушках на коренном берегу – другое дело.

Полая вода в тот год высокая была, дружная. Берег шибко подмыло. Спиридон с братом Мефодием насилу нашли, где пристать.


01

Причалили, стали вотченника, лесного хозяина, угощать: «Вот, Кузьма-Демьян, подарочек тебе принесли. Дай рыбы да дичи». Глядь – из осыпи кости человеческие торчат. А там и кольчужка, и серебряный нательный крест, и сабля вострая.


02

На следующий день находки в село Сургутское свезли. Любопытно стало, ага. Учителю показывали, спрашивали: что, мол, такое, да откуда. Учитель заволновался, стал очки протирать и городскими словами говорить: про музей, про академиков и про достояние. Кое-как угомонили его, водкой отпоили. Человеком стал.

Оказалось, казачьи это вещи. Ермак, как ходил походом, до здешних мест добирался. Видать, в стычке с остяками дружинник его голову сложил.


03

Кольчужку, так и быть, учителю подарили, для музея тобольского. Крест не стали, грех это. А сабелька уж больно хороша была, с червячками какими-то перепутанными по лезвию, — то ли надпись на бусурманском языке, то ли просто красота, поди разбери. Жалко её стало. Себе оставили. А то вон чо удумали, — чуть вещь стояща, так её непременно в губернию тащить надо, под замок запирать и от народа прятать? Нет, пусть в родной деревеньке лежит, людей радует. Приедет дед Фёдор – ему покажут, а как же. И уряднику покажут. А вот заезжему студенту – ни за что. Мало ли, умыкнёт ещё, того и гляди. Така красотищща самим нужна.


04

Осталась сабелька в селе Скрипуново. Односельчане заходили в избу к Мефодию, в руки её брали, по червячкам пальцем водили, удивлялись. Да, видать, не к добру это было.

Поехал Иван Почеганов сено косить, стал литовку точить и обрезался. Несильно, но через неделю в горячке помер. А месяц спустя маленький Петруша ножиком поранился. Тоже на погост снесли. Старухи стали шептать недоброе, что сабля заговорённая на хозяина, а всем другим только горе несёт.


05

Как встал лёд, Спиридон Конев приехал в Скрипуново, забрал у Мефодия саблю и схоронил от греха подальше. А где – не сказывал.


06

II

Матвей, деда Фёдора внук, давно просился на большую беличью охоту. О ней много трепались соседские мальчишки. Врали, конечно. Матвей им не особо верил. Но смутно помнил, как несколько лет назад отец вернулся домой с целым мешком шкур. Новую корову тогда купили и другой всячины.


07

- Собирайся, — сказал однажды вечером отец, — на охоту поедем.
- На беличью? – не смел и надеяться Матвей.
- На неё, куды ж ещё. Совсем ты большой стал.


08

Поехали в Скрипуново, там в этом году зверя ждали. Матвей знал, конечно, что белке на зимний прокорм кедровый орех нужен. И знал, что много шишки одно дерево только раз в четыре года даёт. А между этими, богатыми годами – так, слёзы одни. Ни зверю, ни человеку не хватит.


09

Но тайга на то и кормилица, чтобы всё мудро устроить. В этом году, скажем, орех на юганской стороне берут, а на следующий год уже на бардаковской. И белка, как Обь встанет, на другой берег перебирается. Поодиночке не ходит, сообща. Когда большие кучки быват, когда – многие тыщщи.

Вот охотники на путях перехода, у берега, сети и ставят. Прямо как перевесы на лесных просеках при ловле птиц.


10

День уже короток стал, темнело быстро. Взрослые заканчивали налаживать сетки, готовили колотушки, чтоб мех не попортить. Матвей вышел на песчаный обрыв, смотрел на юг, на юганскую сторону, ждал.


11

Вдалеке, на бледном льду, появилась широкая тень. Всё ближе, ближе. Вот уже стали видны серебряные спины – векша неслась на берег.

- Матвей, марш к телеге, — резко крикнул отец, — затопчут!

Съёмка – июнь 2008 года.

http://padunskiy.livejournal.com/95636.html


Comments are closed.