Воскресенье, Сен 24, 2017

Путешествия по языкам. Райнер Крак о «санук, сабай и суэй»

Райнер Крак - Эти поразительные таиландцы

 

Отрывок из книги

Санук, сабай и суэй — тайская жизненная философия

«Сиамцы по натуре не очень трудолюбивый народ. Большинство из них предпочитает покой праздности всем почестям, радостям или материальным выгодам, которые может принести работа».

Три очень емких и многозначных тайских слова, вынесенные в заголовок, иностранцу нужно выучить в первую очередь. Санук означает «удовольствие», сабай -приблизительно «уютный», «удобный», «приятный». Точно перевести это слово нельзя, так как оно отражает типично таиландское мироощущение, вряд ли поддающееся переводу на другие языки.
Слово сабай часто произносят дважды — сабай-сабай, что говорит о самой высокой степени удовольствия. Сабай-сабай — все прекрасно, все в порядке, все чудесно, приятно, удобно, никаких проблем!
Суэй — одно из самых важных слов тайского языка, оно служит для обозначения красивого, прекрасного. Ведь тайцы — отъявленные эстеты и судят о ценности предмета или человека по его внешнему виду. Чисто внешняя «красота» часто важнее функциональной полезности вещи или внутренних качеств человека. С течением времени тайцы развили настоящий культ красоты, и это можно наблюдать на каждом шагу.
Понятно, что основы таиландской жизненной философии — санук, сабай и суэй — имеют социологические и исторические корни. Менталитет каждого народа складывается в результате длительного развития, и в истории тайцев можно проследить целый ряд факторов, из которых сформировался этот своеобразный «легкий» образ жизни.

Одним из главных является, безусловно, щедрая природа, которой страна была одарена с самого начала. Она обеспечивала людей огромным ассортиментом фруктов, овощей, трав, приправ и освобождала от необходимости «в поте лица добывать хлеб». Все росло само собой. Тяжелая работа требовалась только при сеянии риса и при сборе его скорого урожая. Между этими короткими периодами можно было беззаботно предаваться праздности. Рыбы, дополнявшей питание, было, согласно рассказам стариков, так много, что ее ловили голыми руками. Так что и здесь не нужно было трудиться. Долгие периоды праздности проводили в удовольствиях и развлечениях — петушиных боях, гребных гонках и бесконечных разговорах в деревенских кабачках, где время мерели в лучшем случае количеством прожеванного бетеля. Может быть, другие народы использовали бы свободное время для формирования сложных научных или философских теорий, тайцы же ограничивались расслабленной жизнью в радости и веселье. Праздность сделала из них эстетов, окруживших себя для большей радости красотой. Тайцы стали талантливыми ремесленниками и художниками, доводившими свои произведения до совершенства. Часто они бывали мастерами одновременно в нескольких отраслях — каменотес, живописец и архитектор. Или в какой-нибудь другой комбинации. Живое понимание искусства сохранилось и сегодня. Наглядным примером тому являются тысячи филигранно отделанных храмовых комплексов и настенные росписи, восхищающие посетителей.
Природа позволила тайцам жить в праздности, а развитие общества парализовало их активность. В обществе с самого начала существовала строгая иерархия, предоставлявшая лишь весьма ограниченные возможности для карьеры и продвижения вверх. Социальная мобильность, проникновение из низших слоев общества в высшие было почти невозможно. Каждый жил на предназначенном ему месте и обязан был подчиняться вышестоящим. Поэтому тайцы не видели смысла надрываться на работе, бесполезно было к чему-то стремиться. В результате сложилось и закрепилось представление о том, что нужно жить «здесь и сейчас», довольствоваться тем, что есть. Человек пытался извлечь лучшее из предлагаемых обстоятельств и мало беспокоился о будущем.
И сегодня многое осталось по-прежнему. До 1980-х годов 65% тайцев занимались сельским хозяйством и питались продуктами собственного труда. Только в конце 1980-х годов вследствие стремительной индустриализации дети из бедных крестьянских семей отправились в города искать работу. Но менталитет, складывавшийся веками, остался прежним.
Например, тайцы почти не тревожатся о будущем. Психиатры, посвятившие себя это столь насущной в Западном мире проблеме, не найдут здесь работы. Беспечность выражается по-разному, например в отношении к деньгам. Тайцы -никудышные накопители и тратят зарплату быстрее, чем зарабатывают. Деньги — это средство получить удовольствие сейчас, а не «неприкосновенный запас» на какой-то неведомый «черный день», который может наступить в будущем. Будут еще деньги, как в деревне будет еще урожай. Иногда больше, иногда меньше. Длинные очереди к банкоматам в конце месяца говорят о том, что люди, истратившие все, надеются, что зарплата уже поступила.
Тайца можно назвать гедонистом, искателем радости, пытающимся сделать свою жизнь как можно лучше, но только здесь и сейчас. Все вокруг должно быть санук и сабай. В таком радостном мироощущении важное место занимает эстетика, «красивость» окружения, людей, вещей. Ведь красота связана и с ощущением комфорта — разве неприятное зрелище кого-нибудь обрадует?
В Таиланде царит настоящий культ красоты во всех ее проявлениях. Люди острее, чем на Западе, чувствуют необходимость прилично одеваться. Даже самые бедные не покажутся на людях неопрятными, потому что это будет воспринято как «уродливость» {наклиет). Женщины носят дешевые украшения как драгоценные произведения искусства и движутся элегантно как принцессы. В магазинах любую мелочь вам упакуют в несколько пакетов, только чтобы было «красиво». Нести покупку без упаковки «уродливо». Таиландские повара, которые, кстати сказать, на международных конкурсах нередко получают первые призы, мастера эстетической кулинарии. Поданная вам тарелка зачастую — восхитительное произведение искусства, фрукты нарезаются фантастическими конфигурациями, овощи комбинируются по сочетанию цветов. И вкусно будет в любом случае, так как гурманство — это сабай-сабай.
Предметы повседневной необходимости сначала проверяют на «красивость» (суэй), а уже затем на функциональность. Даже оружие должно быть «красивым», и это никак не могут взять в толк европейцы. Автор этих строк был свидетелем того, как молодая пара, стоя перед витриной оружейной лавки, расхваливала особенно понравившийся им пистолет как суэй мак-мак («очень красивый»). К сожалению, о людях нередко судят так же поверхностно. За обычным вопросом, состоит ли человек в браке, чаще всего следует вопрос, «красива» ли жена (суэй) или муж (ло). Душевные качества куда менее важны, чем внешние, тайцы не дают себе труда заглядывать за фасад.
Нигде таиландская одержимость красотой не отражается так полно, как в конкурсах красоты, проходящих по всей стране чуть ли не ежедневно. Каждая провинция скрашивает свою жизнь выборами собственной «мисс», во время которых густо накрашенные красотки вышагивают по грубо сколоченным помостам. А уж выборы «мисс Ратбури» или «мисс Районг» транслируются в прямом эфире по всей стране. (Это сравнительно небольшие провинциальные города.) Конкурсы красоты часто не что иное, как своего рода бродячий цирк, сплоченная труппа их участниц разъезжает по стране и сегодня одна из них коронуется как «мисс Чиенгмай», а завтра — как «мисс Пхитсанулок». Каждая девушка хотя бы раз выигрывает. Это естественно, иначе скептики говорили бы, что участницы похожи друг на друга как две капли воды. На лица наносится яркий макияж, главным образом чтобы скрыть слишком смуглую кожу, а волосы взбивают в «корону» (монт-хо), подражая дамам из таиландского высшего общества. Во время дефиле конферансье деловито сообщают размеры, вес и возраст кандидаток, как на местном рынке крупного рогатого скота. Многие тайцы смутились, когда в Паттае была впервые выбрана «самая красивая вдова». Но организаторы мероприятия утверждали, что для них важнее всего была «интеграция» вдов и конкурс красоты показался им для этого самым подходящим средством. В 1999 году в Паттае был выбран «самый красивый трансвестит» (кратхей), впрочем, это событие не вызвало большого фурора.
Но весь Таиланд ликовал, когда в 1988 году юная таиландка стала «мисс Вселенная». Газеты писали об этом не один месяц, победительница стала национальной героиней и была удостоена аудиенции премьер-министра. Радость несколько померкла, когда выяснилось, что красавица с трех лет живет в США и почти не владеет тайским языком. В первых телеинтервью после конкурса ей помогал переводчик. Но культу красоты это не повредило.
Жизненная философия санук, сабай и суэй, с одной стороны, формирует на удивление веселые и уравновешенные характеры, с другой — часто оборачивается поверхностностью, необязательностью, безответственностью. Отец семейства, сажающий своих детей и жену на голодный паек, поскольку ему приятнее жить, не делясь с ними своим заработком, — вовсе не редкость. Иной отец может даже отправить дочь-подростка заниматься проституцией, чтобы она помогала зарабатывать на приятный, но дорогой образ жизни. А некоторые прибегают к нелегальным способам добычи денег, расходуемых затем в радости и веселье.
Любимый способ добывания денег, или точнее сказать, попытки их добыть — азартные игры, строго запрещенные в Таиланде. За нарушение запрета можно поплатиться денежным штрафом, а то и тюремным сроком. Списки криминальной статистики уже много лет возглавляют нарушители именно этого закона. Ежегодно возбуждается до 100 ООО уголовных дел, суды забиты ими до отказа. Азартные игры — любимая забава домохозяек, бабушек, юношей и девушек из баров «go-go». Многие проститутки проигрывают от 20 до 50 батов за одну ночь. За этим скрывается надежда когда-нибудь без напряжения достичь благосостояния, которое позволило бы «удобно» жить. В большинстве случаев девушки на следующее утро занимают 20 батов на тарелку лапши. Игорная страсть имеет в Таиланде долгую традицию. Сведения о ней имеются в каждой эпохе. Англичанин Ф.А. Нил в 1852 году писал: «Бангкок переполнен игорными притонами всех видов. Каждую ночь здесь можно встретить самых богатых и уважаемых граждан, включая государственных чиновников и представителей знати, которые ставят огромные состояния на одну-единственную карту». Соотечественник Нила Г. Гэллет писал в 1890 году: «В каждой деревне, в любом конце страны можно найти игорный притон… В конце зала часто находится «алтарь» со статуэткой божества удачи». Затем он перечисляет множество таиландских азартных игр тех дней, невероятное разнообразие которых говорит о том, какой вклад внесли тайцы в их арсенал.
Склонность к азартным играм является косвенным отражением жизненной философии санук и сабай — приятно не напрягаться, но неприятно без денег. Может быть, все-таки в один прекрасный день получится, и удачливый игрок заживет сабай-сабай. В обществе постоянно курсируют слухи о крупных выигрышах в лотерею, и вокруг лотков продавцов лотерейных билетов всегда толпятся искатели удачи.
Но поскольку выиграть, как правило, не удается, приходится занимать. Тайцы занимают постоянно: у друзей, знакомых, соседей, у членов собственной семьи. Многие тайцы стоят на пороге банкротства, но почти каждый знает кого-нибудь, у кого можно «перехватить». От постоянного безденежья тайцев выигрывают, разумеется, бесчисленные ростовщики и ломбарды, которые можно найти почти на каждом углу. Ростовщиками являются, как правило, индийские иммигранты. За 20% в месяц они дают небольшие кредиты, поэтому их называют «рой ла йисип» («тот, кто берет 20 процентов»). Ломбарды держат в основном китайцы, потомки иммигрантов, имеющие сегодня таиландское гражданство. Так что картина ясна — тайцы тратят деньги (в поисках «приятности»), индийцы и китайцы их имеют. Начисто лишенный амбиций таец дает возможность зарабатывать деньги другим. Только поэтому индийские сикхи спустя всего несколько лет после массовой иммиграции 1947 года в Таиланд стали весьма состоятельными предпринимателями. То же можно сказать и о китайцах, в руках которых сегодня находится почти вся предпринимательская и финансовая сферы страны. Редко встретишь крупное предприятие, которым владеет таец. Жизнелюбивые тайцы, как правило, являются наемными рабочими, а с утра до ночи работающие китайцы — боссами.
Финансовые успехи индусов и китайцев приводят к важному выводу — легкая жизнь и большие деньги несовместимы и в Таиланде. Но вероятно, именно беспечный образ жизни тайцев привлекает в страну тысячи и тысячи туристов ежегодно.
Чтобы лучше понять тайцев, прочтите о том, что является санук, сабай и суэй, и что нет
• Еда: Совершенное санук. Тайцы постоянно думают о еде, и короткие паузы для переваривания пищи между многочисленными трапезами используются для составления дальнейших гастрономических планов. Естественно, выбор еды в Таиланде невероятно велик. Едят обычно, полностью сосредоточившись на процессе, чтобы получить как можно больше удовольствия. Самый лучший санук — трапеза в широком кругу. Чем больше участников, тем больше удовольствия. Ведь можно заказать больше блюд и все попробовать. После подобных пиршеств обычно расплачивается кто-нибудь один, неприятные расчеты на каждого участника застолья считаются «уродливыми». Внимание! Если среди гостей имеется фа-ранг, все остальные часто исходят из того, что он-то, «богатый», и платит. Однако того, кто из-за этой перспективы предпочитает обедать в одиночестве, тайцы, по всей вероятности, сочтут «мрачным» или еще каким-нибудь «неправильным». В одиночестве тайцу еда и вполовину не так вкусна.
• Покупки: Это санук, особенно для представительниц женского пола. Тайцы часто покупают спонтанно, под влиянием момента, что более экономные люди, вероятно, сочтут необдуманным. На цену при этом не очень обращают внимание. Что нравится, то и покупают (если есть деньги). Удовольствие доставляет сам акт покупки, а угрызения совести из-за попусту растраченных денег здесь неведомы. Для чего же деньги, если их нельзя тратить? На улицах Бангкока в конце и начале каждого месяца регулярно возникают пробки, так как чуть ли не все население города стремится в магазины, чтобы оставить там свой заработок.
• Прогулки: Это не санук. Очень немногие тайцы любят передвигаться на собственных ногах. Ф.А. Нил писал, что ни один таец не пройдет пешком даже самое близкое расстояние, если у него есть лодка. А поскольку большинство тайцев живет у воды или на воде, значит, пешком не ходит никто. Видимо, этим объясняется нежелание современных тайцев ходить. Даже небольшие расстояния они преодолевают с помощью городских автобусов (или такси, «тук-тук», если позволяет кошелек). Пешехода начинают подозревать в том, что у него нет денег или что он слишком жаден, чтобы выложить даже такую мелочь. Фарангов, которые преодолевают пешком большие расстояния, например осматривая достопримечательности, считают чудаками или опять же жадными. Здоровое физическое движение большинству тайцев непонятно. Кроме того, никто не хочет лишний раз высунуться на солнце, чтобы не потемнела кожа. Темный цвет кожи нежелателен, ведь он свойствен крестьянам, вкалывающим на солнце. Светлая кожа — это признак статуса.
• Телевидение: Очень санук. Неважно, что показывают. Телевизор считается необременительным развлечением, а любое развлечение — уже хорошо. Анализ программ или критические замечания при этом не практикуются. Тайцы все еще восхищаются этим чудом техники, и искренне радуются, что существует такая штука, как телевизор. Во многих домах на него чуть ли не молятся, телевизор работает с начала до окончания программ. Даже трудно себе представить, какую скучищу нужно показать, чтобы оттолкнуть зрителей. Правда, распространено мнение, что государственный 11-й канал, по которому идут в основном научные или культурные передачи, поучительный, но «неинтересный».
• Глубокомысленные разговоры: Это не санук. Серьезные разговоры не доставляют удовольствия. Беседа должна быть непринужденной, дружеской и шутливой. Для глубокомысленных диспутов в Таиланде нет места. Серьезные разговоры можно вести в тех странах, где не так много солнца, не так вкусна еда и вообще все не так «красиво». Кроме того, тайцы утверждают, что от большого количества мыслей начинает «болеть голова» {пуат хуа). (Очевидно, мозг считается мускульным органом, который может заболеть от перенапряжения.) Споров и ссор избегают, предпочитая мир. Критиковать людей или обстоятельства «уродливо», плохо подумают не о том, кого критикуют, а о самом критике. Непринужденные приятельские беседы требуют общей доброжелательности.
• Чтение: Это санук, но только если не перенапрягает. Любимое чтиво — комиксы. Серьезная литература годится только для интеллектуального меньшинства. Комиксы «забавны». Произведения мировой классики часто продаются в адаптированной таиландской версии. Многотиражные криминальные журналы, подробно описывающие убийства, многие считают санук, не принимая во внимание само преступление.
• Путешествия: Это санук, но при определенных условиях. Тайцы охотнее всего путешествуют группами или семьями -от дедушки до племянников и внуков. Индивидуальные путешествия редки, вероятно, таких считают «одиночками». Особенно это касается женщин, которые, за исключением посещения родственников, практически не ездят в одиночестве. Желание «посмотреть мир» также до сих пор неизвестно в Таиланде, и не только по финансовым причинам. Тайцы по природе мало склонны к авантюризму и жажде открытий. Они очень привязаны к родине и патриотичны. Даже если кто-нибудь куда-нибудь ездил или работал за границей, он все равно считает Таиланд самой «приятной» страной на свете, местом, где лучше всего жить. Кроме того, тайцы очень привязаны к «малой родине» (провинции, городу). Лучше всего для тайца не отдаляться от дома дальше чем на сто метров. Это опять-таки в первую очередь касается женщин, у которых очень сильно развито чувство семьи. Если все-таки тайцы отправляются в путешествие, то оно должно быть «комфортабельным» (сабай) и не слишком авантюрным. Идеальное путешествие состоит из неутомительных осмотров достопримечательностей, постоянно прерываемых щедрыми трапезами. Веселые разговоры под изрядное количество спиртного — дополнительное удовольствие, которое можно получить от отпуска. Экологического сознания у тайцев почти нет, так что участники пикников, как правило, оставляют за собой горы бутылок и полиэтиленовых пакетов.
• Смерть: Эта табуированная на Западе тема вовсе не пугает тайцев. Смерть считается сабай-сабай — полным освобождением от страданий. Подобное представление, несомненно, коренится в учении Будды, рассматривающем жизнь как путь страданий, из которого выводит только освобождающая нирвана. Если нирваны достичь не так легко, то смерть видится как желанная передышка, перед тем как душа снова родится в другом теле и снова начнет очередной круг страданий. Если посмотреть на лихих таиландских водителей, особенно автобусов и мотоциклов, можно подумать, что некоторым не терпится на тот свет. Сабай-сабай! Тела жертв автокатастроф часто провожает ухмыляющаяся толпа любопытных, как будто ничего страшного не случилось.
• Грязь считается уродливой и неприятной. Поэтому Таиланд относится к самым чистым странам Азии. С особенным вниманием здесь относятся к личной гигиене. Тайцы моются по несколько раз в день, и ни один уважающий себя таец не наденет одежду на второй день. Если кого-нибудь заметят в одной и той же одежде два дня подряд, человеку будет очень стыдно.
Поэтому тайцам так странно видеть западных путешественников в ношеной застиранной одежде. Для нас это естественная и удобная одежда на отдыхе, а для тайцев — как бельмо на глазу. Кроме того, существует своего рода общественное понуждение одеваться лучше, чем в принципе позволяют доход и статус. Никто не хочет показаться бедным, а хорошая одежда создает иллюзию беззаботного существования. То, что на Западе большинство одевается намного беднее, чем позволяет состояние, тайцы понять не в состоянии.
Хуже обстоят дела в сфере общественной гигиены, так как здесь таиландский вкус к эстетике смешивается с беспечностью. Общественный сектор не принадлежит каждому, это своего рода «ничейная земля», с которой можно делать все, что угодно, — и в кусты нередко летит пустой пакет или банка из-под кока-колы. И все-таки улицы и города в Таиланде намного чище, чем в большинстве азиатских стран. В борьбе между желанием жить в чистоте и разгильдяйством чаще всего побеждает первое. Правда, так было не всегда.
В 1977 году было проведено исследование, в результате которого Бангкок получил сомнительный титул «самого грязного города мира». И это в «конкурсе», в котором принимали участие такие печально известные в этом отношении метрополии, как Каир и Калькутта. И только после кампаний по наведению чистоты под руководством многолетнего губернатора Тямлонг Си-мыанга Бангкок стал вполне терпимым с точки зрения гигиены.
Исторические данные свидетельствуют о том, что свое обостренное эстетическое чувство тайцы перенесли на гигиену лишь недавно. В середине XIX века Ф.А. Нил писал, что «жители так неряшливы, так ужасающе равнодушны к своим же интересам и своему же здоровью, что они вряд ли подметают свои лачуги и плавучие домики». Сегодня это радикально изменилось.

 

http://www.e-reading.ws/bookreader.php/1029324/Krak_-_Eti_porazitelnye_tailandcy.html


Comments are closed.