Воскресенье, Сен 24, 2017

Елена Коро. Путешествие к богине Деве

Наш путь лежал на Аю-Даг во владения богини Девы. Магия этой горы неудержимым магнитом влекла двух путешественниц. Мои познания распространялись скорее вширь,  нежели вглубь веков. Аю-Даг – гора легендарных дев-амазонок, этот миф предстал перед моим внутренним взором стихотворением.

Наш путь лежал на Аю-Даг во владения богини Девы. Магия этой горы неудержимым магнитом влекла двух путешественниц. Мои познания распространялись скорее вширь,  нежели вглубь веков. Аю-Даг – гора легендарных дев-амазонок, этот миф предстал перед моим внутренним взором стихотворением.

Посвящение Аю-Дагу

 

Отголосок клекота птицы ли, боли,
Позвавшей меня в тот мир,
Где Гора, забывшая своеволье,
Только ждет, слушает и молчит.
Встрепенуться навстречу крыльями,
Однажды услышав зов?
Птица, птица,
Ночь от твоего изголовья
Тихий плач Горе понесет.
В этом мире дев, улетающих птицами,
По ночам в неведомые края,
Остаются Горе их клекоты,
Остаются Горе их ропоты, -
Все вбирает в себя Гора.
Мне ли птицей лететь в неведомое,
Чтобы рухнуть на стан скалы?
Мне ли выбрать тот путь без ропота,
Мне ли ношу нести Горы?
Плачут девы, горек путь их.
Мягким светом льются слезы луны.
Что-то отходит в том мире безропотно,
Уходит, как птичьи сны.

 

Этот образ девы-птицы следовал за мной на пути в Партенит.

Партенит – удивительный поселок у подножия Аю-Дага.

Название происходит от греческого слова παρθενος — девушка. По преданию, в древности на месте нынешнего Партенита существовало святилище Девы — главной богини тавров.

Кто же эти девы Горы, образы моего стихотворения-видения?

 

Плачут девы, горек путь их.
Мягким светом льются слезы луны.
Что-то отходит в том мире безропотно,
Уходит, как птичьи сны.

 

«Плачем юных дев» оказалась одна из тайн этой удивительной Горы.

На высоте 233 метров на«Замковой поляне» сохранились руины оборонительных стен. Некогда общая длина укрепления была 1350 м, а высота стен – до семи метров. Возможно, там была резиденция епископа Готии, уж очень тщательно она охранялась.

А позже на ее месте некими светскими феодалами был обустроен «замок бесчестья» для любовных утех с юными красавицами, для которых финалом развлечений была смерть – по ночам юных дев сбрасывали вниз со стен.  Закончилось это бесчинство, как гласит легенда, после личного вмешательства  Иоанна Готского. Гора обрушила на гнездовье зла камнепад и стерла его с плеча Медведь-горы. И только души – птицы-чайки – юных девушек до сих пор нарушают покой Горы своими тревожными криками.

Нас же неудержимо влекла другая легенда: таврское святилище богини Девы на Аю-Даге.

Поляна Ай-Констант на высоте 125 метров по всем географическим, тектоническим и историко-психологическим данным была местом, где тавры приносили в жертву эллинов и других чужеземцев, сохраняя на протяжении тысячи лет незыблемым свой уклад жизни, поклоняясь своей великой богине Деве.

На поляне Ай-Констант человек обосновался, по данным исследований, еще в VII-VI тысячелетии до Рождества Христова.

Мои современники утверждают, что поляна – место силы, здесь особая концентрация потоков космических энергий.

Говорят, что на этой энергетической поляне не только маги творили свои ритуалы, но и ведьмы собирались на шабаш в Вальпургиеву ночь!

Расскажу в двух словах историю нашего путешествия на Аю-Даг! Это было поистине водительство духов!

Замысел вызревал неожиданно, яркими всплесками вдохновения.

Вначале возник образ Неаполя Скифского, там на перекрестке дорог на вершине холма я принесла дар богиням вуду в праздник мамб – жриц вуду! Когда я на холме открыла перекрестки и призвала духов вуду, вдруг над могилой Скилура поднялся вороний крик, полчище ворон взлетело и начало кружить над могильником, потом надо мной проносились вороны одна за другой и парами — и на огромной скорости неслись за пределы Неаполя. Я продолжала взывать к духам и петь им гимны, а вороны, как будто в ужасе, летели на Петровскую балку. Там уселись на провода, за территорией Неаполя, да так и сидели все время, пока я проводила ритуал общения с духами. Молча, внимали и даже не пытались вернуться.

Так открылась во мне сила духов.

 

Могильник Скилура

Могильник Скилура

 

Внизу в Петровской балке у родника у подножия водопада я призвала Норн и принесла им дары.

А позже и пришел замысел путешествия на Аю-Даг как озарение.

Но не сразу, как заключительный аккорд путешествия с духами!

С Неаполя Скифского наш путь с  подругой-викканкой лежал к Красным пещерам.

Там мы провели два дня в тенистом ущелье у реки, у истоков водопада на удивительной поляне.

Замечательное место силы, покоя, концентрации!

 

А дальше путь наш лежал в Партенит.

 

С открытием святилища Богини Девы — поляны Ай-Констант связана наша мистическая история.
В Партените, искупавшись на одном из городских пляжей, мы поняли, что хотим попасть в уединенный дикий уголок у моря. Посему отправились на лодочную станцию.
Наш Лодочник, личность язвительная и надменная, хитро так спровоцировал нас отправиться с ним к Петровичу — на малый дикий пляж, на первый пляж после гротов «в лапах» Медведь-горы.
Но даже такая фигура, больше рационально-схоластическая, нежели запредельно-мистическая, — из разряда мелких служителей чистилища — оказалась нужным проводником на пути следования к святилищу Девы.
Петрович — мелкий мужичонка — хозяин палаточного городка на малом пляже, оказался фигурой комичной до некоей абсурдности в словах и поступках. Мы с подругой устроились, конечно же, отдельно, в тени под скалами — стражами этого места,

Стражи

Стражи

совершенно уединившись, от палаточного городка нас отгородила большая скала, на которой жила чайка — истинная хозяйка этого места. Она долгое время сидела на скале в одиночестве, затем перелетела на скалы у моря, ловила там рыбу и, насытившись, задремала на скалах в море у побережья. Временами мимо нее пролетали другие чайки, тогда она вскрикивала, хлопала крыльями, приветствуя единоплеменниц и утверждая свое право на территорию — и вновь погружалась в раздумья.


Петрович же, пришвартовавшись с двумя дамами,


прибежал позже к нам, пригласил в свой лагерь, и так мотивировал свое приглашение: если мы не уйдем из-под скал стражей, нас накроет камнепадом. Позже он предлагал нам место ночевки в дальнем углу городка и какие-то бомжевские матрасы, что повсюду валялись на гальке. Мы опять отказались, предпочтя ночлег прямо у моря на своих карематах, тогда он опять выдвинул очередную нелепость, что, дескать, нас смоет ночью штормом.
Но несмотря на загаженность публичным туалетом лучших мест под скалами у моря, там Петрович оборудовал подобие туалета, несмотря на валяющиеся повсюду матрасы, такое впечатление, что взяты они были Петровичем с лежбищ городских бомжей, несмотря на то, что от дикого пляжа Петрович, мелкий абсурдный бес, не оставил ничего, заполонив территорию человеческими экскрементами — во всех смыслах этого слова. И тем не менее, осталась сила, исходящая от вековечных стражей этого места, осталась истинная хозяйка — чайка. Дева увековечила это место своим присутствием. Как оказалось, к этому пляжу от поляны Ай-Констант ведет самая короткая тропа — и именно на поляну Ай-Констант можно подняться отсюда по крутой горной тропе.
А вечером приплыли на надувной лодке двое «моряков» и, причалив возле нас, спросили, а знаем ли мы тропу наверх?
Как будто богиня Дева прислала нам жертвенных молодцев для жертвоприношения в своем святилище прямо над нами.
А не был ли этот пляж тем жертвенником, куда падали человеческие жертвы, сбрасываемые жрицами Богини Девы прямо с поляны Ай-Констант, из святилища Богини?
Тем не менее, восход мы встретили замечательный!

Прибывшему за нами Лодочнику моей подругой Еленой достаточно резко было указано его место в иерархии мелких служителей сезона, вся его  язвительность сникла и гонор надменного женоненавистника, заполучившего вкупе с Петровичем право на территорию жертв Девы, улетучился мгновенно при первом же взгляде на него жрицы Богини.
Итак, вернувшись в Партенит, мы продолжили поиски пути к святилищу.
Мы прошли вдоль пляжа до зеленого забора и пошли вдоль забора через фонтанчики воды, орошающей нас в жару, мимо кустов удивительных белых мальв и деревьев с замечательными розовыми соцветиями. Путь наш шел на Аю-Даг через территорию санатория «Крым», дальше по тропе Раевского мимо часовни Иоанна Готского, а затем, уже по древней тропе мы попали прямым ходом на поляну Ай-Констант.
Руководство нам выдали при входе в заповедник «Аю-Даг» вместе с небольшой платой в 100 рублей.

Так мы пришли на место, на поляну Ай-Констант!

Остатки храма Константина и Елены

Остатки храма Константина и Елены

Поляна Ай-Констант

Поляна Ай-Констант

Пирамида силы, поставленная современниками.

Пирамида силы, поставленная современниками.

Спуск с поляны Ай-Констант на малый пляж

Спуск с поляны Ай-Констант на малый пляж

И этой же ночью Богиня открыла нам свои врата. Священное действо свершилось!!!




Всю ночь горели светильники во славу Богини!!!

Елена Коро

 

(фото Елены Коро и Елены Блонди)


Comments are closed.