Софора японская

Цветы софоры похожи на цветы белой акации, но имеют нежный зеленоватый оттенок. Летом, в самый зной деревья стоят в полном цвету, а под ногами лежит толстый слой опавших лепестков


Continue reading Софора японская

Елена Блонди. Октябрь. Приближение к красному

Мягкие дождики ушли за пролив, несомые облаками, играющими в то, что они – тучи

А нам осталось желтое солнце и травы, почти осенние, держащие на стеблях плодики – как монетки красной меди
Continue reading Елена Блонди. Октябрь. Приближение к красному

Елена Блонди. DicaPac-тест продолжается. Дневник приручения гаджета

Сентябрь радует солнцем и внезапными переменами ветров, между которыми приходят тихие окна прозрачного воздуха и неподвижной воды. Она такая прозрачная, морская вода, что сверху, с обрыва виден песок, с раскинутыми по нему цветными пятнами подводных трав.
Тут мелко и потому можно ходить по колено в воде, окуная руки с фотоаппаратом и нарабатывать автоматизм. Когда ныряешь, времени на долгие пристрелки не будет, пусть рука сама знает, что делать, а глаз – куда целить.

Итак, прогулка под обрывом, на мелководье. Режим приоритета диафрагмы и выдержки, – в моем олимпусе самый славный режим, лучше автомата. Диафрагму выставляет 2.8 – крайнее значение, раскрывая глаз камеру на всю ширину.
Снимаю я со вспышкой. Во-первых, ее видно в воде, и мне понятно, что кадр сделан, потому что через силикон кнопку нажимать приходится почти наугад. Во-вторых, света в воде мало, даже при ярком солнце.
В результате – на удивление мало брака, мутных и размазанных кадров. В исходниках снимки не яркие, я их обрабатывала в редакторе ACDSee, доводя по памяти до того, что видела глазом через поверхность воды.  Мой обычный, без всяких наворотов олимпус видит меньше, чем мои глаза, а вот вместе с редактором получается почти то самое.

Вот десяток кадров с одной мелководной прогулки:

Прелестно смотрится зеркало поверхности воды снизу – всегда хотела это снять раньше, когда ныряла

Мелкая вьющаяся трава и толща воды за ней
Continue reading Елена Блонди. DicaPac-тест продолжается. Дневник приручения гаджета

Татуиро (daemones). Глава четвертая. РИТУАЛ

Огромный маяк смотрел в спину, а маленькое солнце висело перед глазами, будто пятилось, приглашая в степь, и та, тихая после ветра, расчесанная, с полегшей зимней травой в ложбинах, молчала, слушала себя.
Вася шел по грунтовке у обочины, не оглядываясь, сильно махая руками, расстегнутый. Жарко. Дорога плавно поднималась от самых ворот маячного хозяйства и с каждым шагом им становилось все тяжелее идти через паркий медленный воздух. Витька смотрел, как горят на солнце кончики стриженых волос мальчика и просвечивают красным уши. Сбоку Наташа, идет молча, мелькая коленом в потёртой джинсе. Слева, уже невидимое за холмом, море. Не слышно его, но есть.
— Наверху покажу тебе, — сказал Васька, оглядываясь, — снимешь. Красота.
Continue reading Татуиро (daemones). Глава четвертая. РИТУАЛ

DicaPac – прикажи воде замереть

Дикапак-тест номер два

9590958_7d6d9121.jpg (900×675)

Что делать, если задуманная фото-прогулка срывается, потому что изменилась погода? Да гулять себе дальше и если не пропало настроение снимать, то и снимать. Но – перестраивая голову.

9590955_cb3c978c.jpg (900×675)
Continue reading DicaPac – прикажи воде замереть

Елена Семашко. Скромная бабочка с громким именем

Развлечений в детстве было не то чтобы много. Одно из любимых познаний мира – ловить жуков, кузнечиков, бабочек…. Корольки, махаоны, капустницы и большие бабочки, одетые в белые платьица с черным горошком. В детстве я не знала, как именно, называется эта скромница. И уж тем более не знала, что Карл Линней (а именно он первый описал этот вид) дал ее такое знатное имя – Мнемосина.

мнемосина
Continue reading Елена Семашко. Скромная бабочка с громким именем

Татуиро (daemones). Глава третья. Брат и сестра

море, маяк

Утром ветер бился в стекла грудью, заставляя их звенеть. Витька прятал голову под подушку, но в конце-концов не выдержал, встал, и сонный, побрел к окну. Рвал газету и запихивал полоски в узкие щели между стеклом и рамой. Сквозняк резал пальцы, покрывая локти мурашками.
Еле расслышав осторожный стук, открыл и с трудом удержал в руке дверь. Вошла хозяйка, прижимая к животу блестящий рефлектор:
— Витенька, вы поди мерзнете. Что ж летом не едете, когда жарко и купаться…
— Да мне хорошо у вас, Дарья Вадимовна, и зимой. Оденусь пойду…
— Да я только печку вот. И завтрак принесу, если встали. Я в город еду, потому разбудила, не надо ли чего?
И, глянув остро в сонное лицо без мыслей, на угол кровати в проеме спаленки, уставилась на россыпь каменных крошек на полу.
Continue reading Татуиро (daemones). Глава третья. Брат и сестра

Елена Семашко. Тарханкутский маяк

– Значит мы на территории России, а рядом украинская военная часть?
– Ну, выходит так…
– А почему маяк светит не все время, а какими-то вспышками?
– Это не вспышки, это световая морзянка. У каждого маякая свой код, на нашем это – «ТР»
– ТР – тарханкутский?
– Да!

Именно так, запросто, шесть лет назад я беседовала со смотрителем маяка, одновременно разглядывала историческую достопримечательность, стратегический гидрографический объект РФ, и слушала историю одного из близнецов – Тарханкутского маяка.


Continue reading Елена Семашко. Тарханкутский маяк