Воскресенье, Июл 23, 2017
the best wordpress themes.

Category: Новости

Sivaja_cobyla. РОМАНтическая НОСТАЛЬГИЯ

(публикации из архивов Книгозавра)

 

Осень, видимо, совсем ОСЕНЬ, если потянуло на воспоминания. А что такое осень того времени, о котором я буду писать, а, вернее, в котором читала то, о чем буду писать. Это – второй курс универа. Это платформа «Красные зори», ораниенбаумская электричка, на которой мы ездили к первой паре, обычно проследовала ее без остановки. А в «Красных зорях» — золотые листья, почти касающиеся вагонных стекол, или мокрые деревья со сбитой уже листвой. А еще та осень – это Таллинн, доступная заграница, с шоколадками «Калев» и сосисочной, где подавали вилки и ножи, всегда было горячее пюре, и на столах стояли булочки, которые можно было просто брать, а потом говорить официантке, сколько и чего съел. Иногда стеснялись, потому как булочек съедали много. В Питере таких не было. Мы приезжали обычно на день, субботу, рано-рано утром. Шли в старый город, бродили до вечера, и уезжали ночным. Как только скрывалось солнце, становилось прохладно, и продавцы цветов зажигали свечи в огромных аквариумах, где хранили свой товар. Цветы грелись у камелька, создавая диковинные объемные картины. До ночного поезда досиживали на вокзале. В одну из таких поездок я и взяла с собой роман Жаклин Сьюзан «Долина кукол».


В-Глаз от Феникса. Тумстоун, Джордж Пан Косматос, 1993

Не знаю как кто, а я люблю вестерны. Причем почти все: и психоделическо-мистические («Мертвец»), и тягучие экзистенциальные (Убийство Джесси Джеймса трусливым Робертом Фордом), и обычные — такие, как «Тумстоун».
Первая сцена фильма — резня на мексиканской свадьбе — как-то неуловимо напомнила родригесовскую Мексику, только сотней лет раньше (судя по фильмам — там изменилось немногое, кроме того, что появилось автоматическое оружие). Далее действие переносится в городок Тумстоун, то есть по-нашему — Могильная Плита. Что ж милое название для городишки — как раз то самое место, куда можно с чистой совестью уйти на покой отставному шерифу Уайту Эрпу (Курт Рассел), перетащить туда свою жену-наркоманку и братьев (Сэм Эллиот и Билл Пэкстон).

В-Глаз от Феникса. Двенадцать обезьян, Терри Гиллиам, 1995

Ну, разумеется, название этого фильма так и подначивает позлословить на тему последнего михалковского шедевра. Но посколько я человек где-то в глубине души добрый, то я от этой заманухи откажусь. А если совсем честно — мне попросту лень упражняться в остроумии на эту избитую тему. Куда как приятнее просто пересмотреть «Двенадцать обезьян» и поговорить исключительно об этом фильме — без всяких аллюзий на отечественный кинопром.
Ох и затейник бывший участник труппы «Монти Пайтон» Терри Гиллиам. То раздолбайский «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» снимет, то параноидальную «Страну приливов», а то и вовсе сказочку голливудскую «Братья Гримм». Двенадцать обезьян же в свою очередь — постапокалиптическая антиутопия. Неизменно для его фильмов одно — визуальное пиршество, фантазия на грани наркотических галлюцинаций.


В-Глаз от Феникса. Быть Джоном Малковичем, Спайк Джонз, 1999

Вот помню, в детстве меня очень занимали вопросы самоидентичности. Ну это я сейчас так умно излагаю — самоидентичность и прочее. А тогда мне просто было до безумия интересно: почему я это я? почему не кто-то другой? а каково это — быть кем-то другим? До сих пор я так и не узнал об этом больше, чем знал в детстве, плюнул и не забиваю себе голову такими вопросами. А вот режиссер Спайк Джонз совместно со сценаристом Чарли Кауфманом вполне себе задумались на эту тему. Получилось у них очень оригинально и необычно.
Как известно, кино — синтетическое искусство. Именно это его свойство позволяет ему быть таким разным. Для любителей театра есть фильмы, выделяющиеся актерской игрой, тем, кто без ума от изобразительных искусств — фильмы с выдающейся картинкой, с эстетствующим видеорядом, а для адептов литературы — фильмы, держащиеся на крепком сценарии. Конечно, лучше всего, когда это все объединено, но один элемент всегда будет выделяться. Так вот, в этом фильме определенно выделяется сценарий. Если вы устали от артхаузных изысков и хотите просто посмотреть неизбитую историю — это кино для вас.


В-Глаз от Феникса. «Пес-призрак: Путь самурая», Джим Джармуш, 1999

Пожалуй, самый известный фильм Джармуша. Что, конечно, вовсе не значит попсовый. Как известно, эти два слова — Джармуш и попсовый — не рифмуются. Ни на одном языке. А если такой язык и существует — будь он проклят!
Отчасти это своего рода продолжение темы Мертвеца: путь человека к своей смерти, путь самурая. Не случайно это следующий после Мертвеца фильм. Человек живет для того, чтобы завтра или сегодня (что даже лучше) сдохнуть. И сделать это нужно так, чтобы непременно попасть в валгаллу.