Суббота, Сен 23, 2017
the best wordpress themes.

Category: Прогулки

Александр Смолин. Хайрли базар!

Фото1500

 

Фото1501

 


Календарь, март. «…базилик, растертый между двумя камнями, порождает скорпионов»

Ушла от людей и провела пару прекрасных часов перед закатом, на каменных пластах Павловского мыса.

Ветер. Такой сильный, что сразу и не поймешь — уже теплый. Еще нет трав, они спят, спит поле ковыля-волосатика, качая кудрявые колечки сухих нитей. Зимние стебли только начали у корней покрываться яркой молодой зеленкой. Не всегда зеленой, да…


Календарь, март. Азов. Восточное предвесенье

Поехала я вчера убедиться, что все именно так, как писала, о предвесенье. А то думаю, вдруг там вовсю все цветет, а я тем временем готично описываю стылую мартовскую степь и безумные ветры.

Азов показал даже больше, чем предполагала. Это было феерично, странно, загадочно, но летучие пенки я уж отдельно покажу и даже с видеороликом. А тут начало — дорога, степь, вниз и немного бешеной воды, что в реале была выше громче и роскошнее, чем получилась в кадре.

Ах, да, это за Керченской паромной переправой, под Еникальским маяком, за поселком Подмаячное. Солдат не видела, окопов не видела, танков не видела, колонну военных машин на шоссе, что шли в сторону города, видела. Штук двенадцать, на одной пара маленьких истрепанных красных флажков над фарами. Других флагов не было.

 


Керчь, паромная переправа. 5 марта 2014

Я не стала ехать к самой переправе, мне больше нравится восемнадцатый маршрут, что проходит рядом и идет дальше, к Подмаячному, над которым белый толстый любимый Еникальский маяк.

Так что я просто ехала, как все, и все эти были — десяток женщин, с работы из города, несколько мужчин и еще школьники, они влетают на полдороге, набиваются в автобус, возвращаясь из городских школ в свои окраинные веси — Жуковку, Стройгородок, Подмаячный, Опасное


Календарь, из февраля в март. Усталый лед с Азова

После стремительной зимы, когда мороз берет даже морскую воду, снова приходит тепло. И ветер. Но лед не растает так быстро, его много. И усталый, он отправляется из февраля в март. Стаями, идет к местам, куда его гонит ветер, толкается в берега и остается там, потихоньку исчезая. Схватывается, слипаясь краями, шуршит, снова разламываясь. А от него, прозрачного, местами уже почерневшего, тянет на солнечные берега зябким зимним сквозняком и туманом.