Воскресенье, Сен 24, 2017
the best wordpress themes.

Category: Хочу туда!

Конкурс «Хочу туда!». Петрук Вера. Другой мир (отрывок главы)

Петрук Вера.  «Индиговый ученик» (вторая книга «Саги о халруджи»)

Другой мир  (отрывок главы)    

Арлинг, ослепший на дуэли с другом, отправляется в дальнюю провинции империи, надеясь отыскать лекарство от слепоту у мистика древней секты, поклоняющейся змеиному богу. В отрывке представлено его первое знакомство с удивительным миром Сикелии, который он со временем полюбит всем сердцем.

Рабочая версия

Глава 2.

ДРУГОЙ МИР

 

Жаркое дыхание сикелийских песков манило близостью, но «Черной Розе» потребовались еще сутки, чтобы достигнуть берегов Самрии. Воздух дерзко пах перцем, благовониями и раскаленным песком. Ветер стал суше, крики морских птиц громче, а сама галера теплее. Закаленная древесина медленно нагревалась, впитывая в себя лучи пустынного солнца.

Изменилось и море. Он не знал, какого цвета были местные воды, но волны звучали по-другому. Если в Согдарии они сурово били в борта «Черной Розы», постоянно испытывая их на прочность, то в Сикелии вода была ласковой и теплой. Она уже не кусала, а нежно гладила узкие бока, обсыпая их жемчужными брызгами. Шторма остались у берегов Ерифреи.

Арлингу не терпелось вступить на новую землю, которая страшила и манила одновременно. А вдруг Абир прав? Вдруг мистик из Балидета был тем самым последним лекарем на земле, который знал, как вернуть ему зрение? Надежда была похожа на прогоревший уголь, в котором где-то глубоко еще теплилась искра. Случайный дождь мог затушить ее навсегда, но ветер, встречавший его у берегов Самрии, обещал раздуть гигантское пламя.

Абир не подозревал о душевной борьбе племянника и готовился к высадке на берег, между делом рассказывая ему о Сикелии. Так как говорил он на дикой смеси кучеярских диалектов, Регарди понял только то, что в Самрии все женщины продажные, а водка сладкая, как вино из клубники, но бьющая по голове не хуже журависа.


Конкурс «Хочу туда!». Сергей Рок. Червь в Акимее (отрывок из романа) — 2

 

Слава Космос и Марс Брайнер отправились в Акимею, чтобы присмотреться. Здесь было множество сложностей, и главная из них – переправка на противоположный берег, для чего был сооружен моторный понтон-плот. Само собой разумеется, что вопрос о моторе был решен еще заранее, Дыддом – так как ни для кого не секрет, что река широка. Впрочем, она далеко не везде так широка, в этом районе достичь другого берега при минимальной скорости перемещения можно менее, чем за час. Конечно, будь в наличии нормальная моторная лодка, сделать это можно было гораздо быстрее.
Всю дорогу беседовали о происшедшем. Слава Космос пересматривал свою память, обследуя ее на предмет всяческий столкновений с Красным Магнитом. Конечно, самым главным событием было нападение за Зарчч в крайне допотопную эпоху.
- Я думаю, об этом никто не помнит, и после этого Магнит исчезал и появлялся. Это как бы принцип отражений. Главное, что Магнит существует в городе Ф.
-А где же твои отражения?
-А твои?
-Да я поначалу слышал, что их много. Постоянно на это натыкался. Разные Марсы были, Морсы, Мурс Борнер, помню. Я снова сам не видел, но слышал. А еще, я был в Акимее, где не было ничего такого, все было как у нас, только на пятьдесят лет назад – я вот сейчас вспомнил и пытаюсь понять, было это со мной или не было.
-Ты уже сам не помнишь?
-Да. Начинаю забывать. Мы один раз говорили с Барханом, и он вот что заявляет – мол, не за горами конец. Конец всему. Он планирует это на следующий год. Ну ты же знаешь, что рано или поздно тебя перестает пропускать. А связано это с возрастными предпочтениями Машины, но Машина сама об этом не знает – а не нет и суда нет, Слава. Никто не знает. Казалось бы, пойди и спроси у отца, но мы словно на разных полюсах – он не удивляется тому, что существует совместное поле. Типа ты бредишь вместе с кем-то еще. Прошли века. А никто из ученых так и не понял, каких это размеров достигло. Значит, понятно, что наступает момент, и все, все для тебя закрыто. Если бы сделали переставления в Машине, то еще бы ладно. Но никто же не делает. Но речь не об этом. Бархан вообще считает, что все закроется.


Конкурс «Хочу туда!». Сергей Рок. Червь в Акимее (отрывок из романа)

komik-resim-enteresan-147.jpg
(иллюстрация из сети) 

Марс пробирался кустами. Не то, чтобы не было другого пути – он лишь пытался сделать короткий обход, когда темнеющая земля представила ему заросли терновника. Здесь был выбор – пойти в обход или идти напрямую, и он выбрал именно такой маршрут – и терновник приветствовал его спокойно – нельзя было сказать, чтобы кусты имели цель его задерживать – но они были весьма красноречивы. Если бы перевести их слова на язык людей, то выглядело бы это примерно так – ты сам пошел этой дорогой, о, человек. Хотя, знатоки Реки хорошо знают, что в обоих мирах берега ее покрыты зарослями синей ягоды, и вот, все эти производители кисло-сладкой вкусности совершенно не проходимы. Тонкие и вязкие лианы сразу же цепляются за путника, заставляя его повернуть назад.
Так вот, вы можете спросить, почему Марс шел один? Но нет, не нужно этого спрашивать. Одинокий путник есть игла в пространстве и времени. Брайнер не раз шел именно так, пытаясь повторить синглы Саши Маслова, который проделывал свой путь сквозь все виды завихрений. Если не было времени, Саша шел по спиралям начального Хаоса. И это ведь был момент зарождения мысли и хода, движения, когда вместе с Сашей путешествовал Сергей Крабов. Сколько прошло лет? Сколько минуло веков?
Нет, никто не считал.


Конкурс «Хочу туда!». Петрук Вера. «Чужая война» (третья книга «Саги о халруджи»)

Для конкурса «Хочу туда!» (представлен отрывок из книги)

Петрук Вера.  «Чужая война» (третья книга «Саги о халруджи»)

Печать

Пески Холустая (отрывок главы)

(1) Карта мира Согдарийской империи.jpg

 

(2) Иллюстрация.jpg

Сухой узбой тракта верблюды встретили недовольным ревом. Арлинг остановился первым, и долго прислушивался, выискивая керхов (1). Но вокруг лишь звенел песок, да шептал песни ветер. Им повезло – дети пустыни их не заметили. Впрочем, расслабляться было рано. Впереди лежало много арок (2) пути по землям кочевников. Им придется проявлять чудеса бдительности, если они не хотят закончить свое путешествие рабами. Тракт Земли Сех был самым коротким путем в Самрию, здесь через каждую сотню салей (3) встречались оазисы и колодцы и почти никогда не бушевали самумы. Но, несмотря на все это, караванщики предпочитали дорогу через Муссаворат, проходя длинные участки пустыни, где хозяйничали песчаные бури, а колодцы встречались крайне редко. Керхи были страшнее самумов и безводных песков.

Напряжение спало с появлением первых звезд. Воздух остывал, проясняя мысли и чувства. Ночлег решили устроить недалеко от тракта. Все равно прятаться от керхов среди барханов было бессмысленно.


Конкурс «Хочу туда!». Екатерина Бирюкова. Цветные туннели, притча

Искусственный ветер экспресса разметал седые кудри и попытался сорвать соломенную шляпку. Старушка улыбнулась, вошла в вагон и села возле окна, прямо на солнцепёке.

— А вы знаете, что места на солныфке никто не любит?
Напротив сидела смешная девочка лет четырех. У неё выпал передний зуб, и звук «ш» проскальзывал в пустоту, превращаясь в «ф».
- Знаю.
- А почему вы сели?
Поезд тронулся. Маленькие хвостики дернулись в такт вагону.
- А я люблю сидеть на солнышке.
Маме девочки явно было неудобно. Так всегда – нельзя говорить с незнакомыми старушками. А почему нельзя, никто не объясняет. Не положено по этикету. Но стоит сказать это ребёнку, как тут же вам на голову падает мильон вопросов. И мне действительно вас жаль, если дитё к тому же обладает обширным словарным запасом: «Этикет – это как крикет? Или больше похоже на паркет? А если надеть носки, по нему можно будет кататься?» Объясняй, не объясняй, а ребёнок уже воображает олимпиаду по катанию в носках по этикету.