Эльмира Алейникова. Мусор и чуток фантазии

 []

Что вы обычно делаете с мусором? С пластиковыми и стеклянными бутылками, пакетами от сока и молока, металлическими крышками от бутылок и соков, пивными банками и еще многим чем, что каждый день скапливается на кухне? Только честно! Выбрасываете? В одну кучу и – на мусорку, да? Угадала? Или вы, все же, собираете их и используете по второму кругу? А, может быть, среди вас, мои дорогие читатели, есть такие творческие натуры, кто из всего этого мусора что-то мастерит – интересное и полезное – для дома и просто для красоты? Тогда этот фотоочерк для вас.

…Сорок пять минут езды от Найроби в сторону Национального парка и вот мы уже ставим машину около огромной свалки, поблескивающей на солнце стеклянными боками. Гора разноцветных бутылок и банок притягивает меня к себе – столько интересного! Каких только форм и расцветок бутылок здесь нет! Многие вижу впервые в жизни, поэтому хочется выбрать парочку-другую и увезти с собой домой в качестве сувениров, но решаю сделать это попозже, когда осмотрю студию. Прошла вперед по дорожке, переливающейся цветами радуги, – она выложена стекляшками, и забыла про красивые пустые бутылки напрочь.
Continue reading Эльмира Алейникова. Мусор и чуток фантазии

Татуиро (homo). Глава двадцать пятая

http://os1.i.ua/3/1/3301222_2047853f.jpg

Глава 25
Волны снизу поплескивали в белые борта. Волны-дети, роста им не хватало. Только слышно было, как разбегаются, пробуют снова и снова запрыгнуть по гладкой краске. И скатываются. Не теряя надежды…
Темнота держала ковшом бархатные душные ладони, обняв свет лампы, что качалась и таскала решетчатую живую тень: по доскам палубы, по округлому боку мачты, взбегала на подбородок Ингрид и, не достав глаз, падала – на округлый бок мачты, на доски палубы… Но тоже, не теряя надежды, возвращалась и возвращалась.
Continue reading Татуиро (homo). Глава двадцать пятая

Татуиро (homo). Глава двадцать четвертая

Глава 24

…Закрывая дверь, щелкнул ключом в замке. Глянул на плоский плафон над головой – вечером около него собирались гекконы. Снимков с ними он привезет предостаточно. На нескольких – пальцы Наташи распластались по низкому шершавому потолку рядом с ящерками. Кольцо белого серебра – бликом на толстенькие полупрозрачные тушки. На одном фото – Наташино запрокинутое лицо, внимательный глаз под козырьком густых ресниц с выгоревшими кончиками. Трогает пальцем маленького зверя.

Шел вниз по витой лесенке, отмечая взглядом – ветки гибискуса и цветы на нем сгустками запекшейся крови, ступеньки с мокрым отпечатком детской ноги, у распахнутых дверей номера – каталка со стопками чистого белья, а внутри чернокожий стюард нагнулся над постелью и держит за шею простынного лебедя. Извивы дорожки, стесненной лианами, свешиваются с них какие-то шишки елочными игрушками. Парочка в зарослях, мальчик, услыхав шаги, прикрыл спиной девчонку напряженной спиной… Тоже кадр…
“Снято-снято-снято”, в такт шагам билось в виски.
Continue reading Татуиро (homo). Глава двадцать четвертая

Татуиро (homo). Глава двадцать третья

небо, пейзажи, облака

Глава 23

Витька открыл глаза и стал смотреть сквозь решетку ресниц на солнечные знаки.
По светлой стене, скользила к потолку, размываясь, бледнея, становясь ярче, бесконечная золотая сетка. Солнце плело зыбкие письмена, они складывались и скрещивались, разбегались к самым краям рисунка, исчезая, растекаясь по светлой поверхности стен.
Немного болела голова. Не поворачиваясь, слушал – шаги, шорох, звяканье. Вздохнул. Позади изголовья скрипнуло, рука легла на лоб, взъерошила волосы. Мелькнуло прохладой по сонной коже лба толстое серебряное кольцо. Витька взялся пальцами, потащил прохладу к глазам. Прикрыл веки, наслаждаясь.
Continue reading Татуиро (homo). Глава двадцать третья

Татуиро (homo). Глава двадцать первая

Парус / море, предметы

После еды, подгоняемые экскурсоводом, разбрелись по сувенирным лоткам и ларечкам. Горластый египтянин, всю дорогу до Каира гордо вещавший подопечным о том, сколь сильны и могучи были коренные жители и как не разрешали они детям своим мешать кровь с нечистыми арабами, – теперь озабочен был лишь тем, чтобы не упустить комиссионных. И неутомимо сгонял туристов в кучу, направляя к товарам подельщиков, расхваливая фаянсовые тарелки с мутным рисунком и лоскуты папируса с бесчисленными египетскими богами.

– Ты что-то купишь? – через жаркое марево Витька брел за Наташей, иногда отодвигая в сторону суетливых прохожих.
Continue reading Татуиро (homo). Глава двадцать первая

Татуиро (homo). Глава двадцатая

ГЛАВА 20

http://os1.i.ua/3/1/6027184_90bf85ce.jpg

Автобус качало и потряхивало. Плавно. Лента рыжей земли за окном плыла мимо глаз. Плыла, плыла, чтобы вдруг зацепить внимание будочкой, черным пальчиком торчавшей среди рыжего, белыми кубиками заправочной. И снова – лентой рыжее над белесым асфальтом. Над ветровым стеклом на экране телевизора – “Ирония судьбы”. Наташа, откинув голову на высокую спинку, оплывала, съезжала вниз по неудобному жаркому сиденью. Витька сбоку глядел на закрытые глаза, четкие синие тени в пол лица. Жалел. И раздражался жалостно.
Continue reading Татуиро (homo). Глава двадцатая

Татуиро (homo). Глава девятнадцатая

ГЛАВА 19

Последовательность волн / вода, море, волны

– А-алег! – сердитый женский голос вырвался из салончика и, проскакав по трапу, разлетелся над палубой, раздерганный свежим ветром.

Витька покрепче ухватил камеру, оберегая объектив от брызг. Покосился на Олега. Тот, склонившись над аквалангом, недовольно повел плечом, затянутым в черный эластик. И нагнулся еще ниже, как бы пряча уши.

Трап зазвенел, сбиваясь звуками в такт прыжкам катера на волнах. Из люка показалась голова. Темные очки запутались дужкой в длинных черных прядях. Молодая женщина, высунувшись по плечи, ухватилась за края люка, огляделась. Убедилась, что волнение не стихает, а даже становится сильнее – катер вышел из-под защиты береговой полосы, и раздраженно закричала громче:

– Алег, еб твою мать! Не слышишь, Маське плохо! Нас всех уже обрыгал! Иди, блин, к этому козлу-капитану, возьми еще пакетов!

И ссыпалась вниз по трапу. Навстречу ей несся басовитый рев маленького мальчишки, замученного качкой. Олег повел круглыми плечами и, смущенно ухмыльнувшись, неуверенно пошел по белоснежным доскам.
Continue reading Татуиро (homo). Глава девятнадцатая

Татуиро (homo). Глава восемнадцатая

ГЛАВА 18

http://os1.i.ua/3/1/7653210_e08015ea.jpg

Проснулся с чувством – муха… Открыл глаза. Наташа сидела напротив, подтащив стул к изножью кровати. Подобрав одну ногу, упиралась подбородком в колено, смотрела на него – спящего. Блестели дорожки от слез на щеках в полумраке задернутых светленьких штор.

Витька застеснялся задранных криво трусов, потащил край простыни на бедра. Увидев мокрый блеск ее глаз, встревожился жалостно. Вспомнил ночное имя. Сережа. Что за Сережа?

– Нат? Ты чего, ну?

– Витенька…, – Наташа всхлипнула, вытирая рукой глаза:

– Витька, оболтус, что это у тебя, что?

– Где? – сел на постели, уставился на ногу, куда показывала мокрым пальцем.

– А-а, это! Татуировка просто. Ты чего, Нат?

Наташа подобрала вторую ногу и, топыря на краю стула пальчики в розовом перламутре педикюра, расплакалась в голос, уткнув лицо в круглые коленки. Маленькие шортики разошлись кромками, показывая гладкие бедра и кружево трусиков в глубине.
Continue reading Татуиро (homo). Глава восемнадцатая

Татуиро (homo). Глава семнадцатая

ГЛАВА 17

http://os1.i.ua/3/1/3242148_27fbaeb.jpg

– Ты заметила, Натка? Мы с тобой все время куда-то едем. Метро, машина…

Витька искоса посмотрел на девушку. Натка кивнула стриженой головой. Совсем другая. Девчонка совсем. Короткие прядки, высветленные в помощь чужому солнцу.

– А сейчас еще и полетим. Ты давно летал, Витька?

– Что?

– В самолете, говорю, давно летал?

– А, в самолете. Давно, – отвернулся и стал смотреть на мягкий серенький денек.

– Когда?

– Ну… Пацаном еще. С родителями к бабке летали. В Архангельск.

– Не злись, – Наташа толкнула его локтем, засмеялась звонко и быстро.

– Я и не злюсь. Это ж вы, чуть что, сразу в самолет. А мне – куда летать? Везде поездом доеду.

– Ох, Витька, через пять часов – море. Хочешь моря?

– Хочу.
Continue reading Татуиро (homo). Глава семнадцатая

Эльмира Алейникова. Мой внук Поко – шимпанзе

Стала бабушкой в один миг…

– Я хочу его усыновить, или как это называется у вас, взрослых? – Решительно произнесла наша семилетняя дочка и, уже обращаясь к сотруднику в униформе, серьёзно повела переговоры о первом взносе и предстоящей операции на глазах, которую пророчат специалисты для её любимчика Поко.

Поко [Э.Алейникова]

– Доча, но ты сама ещё маленькая… – попробовала я возразить, выйдя из ступора, но муж уже протягивал деньги сотруднику питомника, бросая на меня выразительные взгляды, что нужно было понимать как команду “Молчать!”.
– Мне скоро восемь лет, и я могу быть мамой для моего Поко. Это же не значит, что я его настоящая мама и родЮла его, нет, не правильно, родЯла его. Хм, как по-русски это правильно говорится, мама? – Чёрные глазёнки нашей егозы вопросительно уставились на меня.
– Родила, – поправила я её, рассматривая красивый сертификат, в свободную строчку которого только что вписали имя нашей дочки- новоиспеченной мамы шимпанзе Поко.
– А, да, родила! Ну вот, я его не родила, но я теперь его мама. Он же был сиротинушка до дого, как я его усыновила, а теперь он будет счастливый, у него есть я.

Continue reading Эльмира Алейникова. Мой внук Поко – шимпанзе