Тарханкут. Гроза идет

Огромная такая туча, большая, грозная. Прикатилась, гоня перед собой резкий ветер, и встала.

9487998_1871f16b.jpg (900×659)
Continue reading Тарханкут. Гроза идет

Меж двух морей

Каллисто – нимфа-охотница, сопровождавшая Артемиду. Каллисто дала своей божественной госпоже клятву, что сохранит девственность, но Зевс заметил красавицу и, по своему обыкновению, не отступился.  Он соблазнил Каллисто, обернувшись самой Артемидой (по другой версии – Аполлоном) и та зачала ребенка. Чтобы спасти мать и дитя от гнева Геры, Зевс превратил девушку в медведицу, которую разгневанная Артемида поражает стрелой. С тех пор медведица Каллисто бродит по звездному небу и никогда не спускается к морю – это запрещено ей царственной Герой…

9450979_e24e99f5.jpg (900×658)

Керченская Каллисто от моря не отлучена

9450982_9c298da3.jpg (900×675)
Continue reading Меж двух морей

Гекзаметр

гекзаметр

“295

Гектор герой, человеков губителю равный Арею;
Сам же он, гордо, мечтающий, первый пред ратью идущий,
В битву влетел, как высококрутящийся вихорь могучий,
Свыше который обрушась, весь понт черноводный волнует.

Кто же был первый и кто был последний, которых низвергнул
300

Гектор герой, как победу ему даровал Олимпиец?
Первый Ассей, и вослед Автоной, и Опид браноносный,
Клития отрасль Долоп, Агелай, и могучий Офелтий,
Ор и отважный Эзимн, и Гиппоноой, пламенный в битвах:
Сих поразил он ахейских вождей именитых, а ратных
305

Множество: словно как Зефир на облаки облаки гонит,
Хладного Нота порывами бурными их поражая;
Волны, холмясь, беспрестанно крутятся, и пена высоко
Брызжет, взрываясь порывами многостороннего ветра, –
Так беспрестанно от Гектора падали головы ратных.”

(Гомер “Илиада”, перевод Николая Гнедича, 1826 г)

Елена Блонди. 31 октября. Бабочковый день прописных истин

море

Солнце, уже не замахиваясь на летнюю свою мощь, плавит море, притворяясь жарким. Но вместо жары – серебро, холодное и яркое. И ветер, что сваливается с верхушек деревьев и катит от берега, поперек волн, – покусывает, напоминая… Время не стоит и каждое лето подходит к концу. Будет еще одно и еще (а это уже не ветер, а я, но кто не думал о таком, все думают), но каждое лето – еще один год жизни.

Тогда приходит ясная и оттого укоряющая мысль, что жизнь катится, как этот ветер, с берега в море и только рябь серебра на воде показывает – уйдет. Вон туда, где кучерявят волны линию горизонта. И утешительно думать, что там, за сказочным морем, которое я себе разрешила, будет стоять кто-то, лицом к волнам и ветер в это лицо, теплый, летний. И все-все еще впереди.

А земля круглая. Может, и время крутится вокруг нее? И тогда ничего не страшно. Пусть бабочки будут красивы, и цветы все еще яркие. И пусть бабочки этих бабочек были когда-то, когда каждый день для меня был длиною в лето. А бабочки бабочек бабочек прилетят тогда, когда вместо меня – другие, после-после… И цветы будут. Яркие. И снова кто-то фыркнет о неизысканности любования красивым. Но вот есть страны, где на цветущие деревья семьями идут смотреть. Так что, не фыркайте, оригиналы, любители ржавого железа и индустриальных руин (сама такая, была…), есть и то в мире и это.

Кстати, не каждый умиленный красотой “летающих цветов”, бабочкин взгляд сумеет выдержать. И цветы растут не на облаках.

Растягиваем понятие, тянем, как поем: красота, она ра-а-а-азная…

И смотрим картинки, смотрим.

[nggallery id=20]