Елена Коро. Праздник БЛИ

710309379

В день спелых колосьев ржи
духом хлеба и сидра опьянены
куклы, сплетенные из травы.
Continue reading Елена Коро. Праздник БЛИ

Мимо сонных баб…

Немые каменные бабы
Во все глаза глядят,

А степь вокруг,
Как поле брани,
В холмах бойцы лежат.

К степным курганам – мимоходом –
И мимо сонных баб
Спускались тени,
Двоедушьем воссели на холме,
Их теневые силуэты скользили по траве.

Мертвела степь, белели бабы,
И в дикости степной
Уже мерещиться стал некто,
Не третий, но иной.

По холмогорью, где в курганах
Дух братства угашен,
Покойной поступью шел некто,
Чей дух был воскрешен.

Был вызван дух, когда спускались
Единые, но две, в седой ковыльности купаясь,
Не путаясь в траве.
Они, как будто, ожидали,
Они слагали быль,
Чтоб летописцы-истуканы немыми зрителями драмы
Глазами-бельмами глядели, не подымалась пыль…

Как видно, третий, призрак белый,
На призрачном коне,
Покойном иноходце, тело
Не предавал земле.

Он немо –
К немоговорящим –
И сквозь молчащих баб
Под небом сумеречным, мрачным,
Единственный, кто брат,
Пришел на встречу, двоетенье,
Нагнувшись, приподнял,
Из покрывал скользнули тени,
Он, третий, кто разъял
Их узы…
Спутавшись с уздою, их покрывало вмиг
Скользнуло тенью, но иною,
И в их немой язык
Он вслушался, и заструилась
Их сумрачная речь,
И тени до конца не смели
Ему перечить… Брат –
Сестер, он без смятенья
Рукою сильной взял.

В седле качаясь, троетенье
В моем бесстрастном сновиденье
Рассеялось, как покрывало,
Растаяло, как дым…

Мираж исчез, но истуканы
Во все глаза глядят
И летописцами курганы
О троетенье
Молча говорят.

Гезлевские четки Аллаха

В средневековом Гезлеве в 1552 году при хане Девлете I Герае была заложена  мечеть Джума-Джами, что в переводе означает “пятничная крепость”. Проект самой большой в Крыму мечети был заказан ханом стамбульскому архитектору Ходже Синану. По проектам Синана, в чьём творчестве обнаруживают много схожих черт с Микеланджело, в Мекке было построено медресе, в Будапеште мечеть и более трехсот замечательных сооружений в странах мусульманского Востока. Выдающийся грек, Ходжа Синан,  одновременно с мечетью Джума-Джами возводил в Стамбуле мечеть султана Сулеймана 1.

Мечеть султана Сулеймана Великолепного ( была построена в 1550-1557 годах)

Строительство Джума-Джами затянулось еще и из-за недостатка средств, так как большая часть денег, поступавших в казну, расходовалась на ведение войны с Иваном Грозным. Только в 1564 году строительство завершилось.

Композиция храма построена по принципу «нарастающих объёмов». Образцом для этой и других мечетей Ходжи Синана мог послужить известный собор Св. Софии в Константинополе. Несущие части собора сложены из известняка, но основной материал, использованный при строительстве, — камень-ракушечник. Мечеть — центральное купольное здание, в плане приближающееся к квадрату, с запада и с востока к которому пристроены два минарета. Два яруса редко посаженных окон освещают двухэтажные боковые галереи, перекрытые плоскими куполами по три в ряд. Центральный зал, высотой около 22 метров, перекрыт мощным куполом с 16 окнами.

В 1616 году в Стамбуле после семилетнего строительства было завершено возведение  мечети султана Ахмеда 1 –  Голубой мечети.

Архитектор мечети — Седефкар Мехмет Ага – ученик и главный помощник  Синана – решил превзойти своего учителя.

По легенде султан приказал построить 4 золотых (алтын) минарета, но архитектор что-то напутал и построил шесть (алты) минаретов.

Так и сложился забавный исторический казус: Синаном одновременно строились две мечети: в Стамбуле мечеть султана Сулеймана Великолепного о четырех минаретах и в Гезлеве мечеть Джума-Джами о двух минаретах. Ученик Синана “явно превзошел” своего учителя, соорудив в Стамбуле Голубую мечеть о шести минаретах.

На все воля Аллаха!

Гезлев

Город горбатился верблюдом двугорбым,
Сгорбив презрительно губы.
Губчатой сгорбленностью сгорбились пирсы,
Питаясь солёностью моря.
Волны горбатились, набегая
На жёлтый песок под пирсом.
Пирс горбатился, налегая
На жёлтый песок пушистый.
Песок горбатился, дюнясь в складках
Маленького побережья.
Мечеть минаретами
Горбами верблюжьими,
Губами исламскими
Горбила воздух города
Призывами громоподобными.
Собаки горбатились воем,
Пеной горбатилось море,
Вбирая морскими губками
Исламские звуки города –
Сгорбившегося верблюда.

Пять ворот Гезлева

Крепостные ворота средневекового Гезлева расположены в исторической части Евпатории, неподалеку от мечети Хан-Джами и Свято-Николаевского собора. Рядом – в 150 метрах – набережная.

ИСТОРИЯ
После гибели Керкинитиды на берегах Евпатории наступило почти тысячелетнее затишье. Но жизнь не исчезала совсем, а в XIV веке, на месте стертой с лица земли Керкинитиды, был заложен город-крепость Гезлёв, славяне называли «Козлов», который был похож на большинство средневековых городов.
Османской империей в 1475 году, на территории бывшей Керкинитиды, где к тому времени существовало лишь небольшое поселение, была построена крепость Гезлев. Название ее происходит от сочетания двух тюркских слов: «гез» – глаз и «лев» – дом. Центр города Гезлев был обнесен мощной по тем временам крепостной стеной с воротами, башнями и рвом, за которым находились жилые кварталы разноязычного населения. Боевая крепость города была огромной и имела форму пятиугольника.
Со временем город приобрел значение второй, морской столицы Крымского ханства. Гезлев был застроен густо. Узкие кривые улочки делили город на кварталы: мусульманский, армянский, караимский, греческий, цыганский. Город Гезлев славился своими мечетями, красивыми фонтанами, удобным водопроводом и турецкими банями. Здесь родился один из более известных представителей тюркоязычной поэзии – Ашик Омер. Известно более 2000 его стихотворений и поэм, в которых наряду с романтической, присутствует социальная, философская, религиозно-мистическая (суфийская) тематика.
Гезлев – это один из значительных городов Крымского ханства. По количеству домов он уступал только Бахчисараю, являлся крупным центром торговли, в том числе работорговли.

ВОРОТА ГЕЗЛЕВА

Средневековый Гезлев имел 5 городских ворот: Портовые, Лошадиные, Белого муллы, Дровяного базара, Земляные.

Лошадиные ворота назывались так потому, что были настолько узки, что пройти в них мог только пеший или всадник. Сейчас на месте этих ворот (перекресток улиц Демышева, Пионерской и Дм. Ульянова) находится композиция “Лошадиные ворота”

Ворота Дровяного базара назывались так потому, что сразу за ними начинался дровяной базар. Над ними висело изображение двух грудей.

Ворота Белого муллы располагались в районе современного перекрестка Евпатории: улиц Караимской и Дм. Ульянова. Над воротами был изображен человеческий живот. Живительная вода поступала в город через Ворота Белого муллы на больших повозках в бочках.

Гезлевский поэт-ашик Омер, вернувшись из долгих странствий по странам Востока, возвел в родном городе две мечети, одна из которых находится в обители дервишей.

Минарет мечети на территории ансамбля Текие дервишей

Вторая мечеть была возведена Ашиком Омером возле ворот Белого муллы.

Возле стен этого мусульманского храма в 1707 году горожане и похоронили своего певца. С тех пор мечеть стали называть Ашик-Омер.

“Я из Гезлёва, Омером наречён.
В Книгу судеб лик мой свято занесён.
Я возник из капли, с долей обручён
Жить в раю, куда Всевышним поселён”.

Земляные ворота располагались в районе современного перекрестка улиц Интернациональной и Больничной и по преданию связаны существующими и поныне подземными ходами Евпатории.

Портовые ворота располагались со стороны моря. На внутренней стороне этих ворот было изображение человеческой головы с сильно удлиненным черепом.

Одун Базар Капусу (Деревянные базарные ворота) (ворота на углу улиц Караимской и Караева): у них имеется башня и маленькая дверь, называемая Тешик, на которой высечены двойные женские груди в качестве эмблемы.
Одун Базар Капусу (Деревянные базарные ворота), являлись наиболее крупными из пяти ворот татаро–турецкого Гезлева, они размещались в восточной, торгово–ремесленной части крепости. Ширина ворот составляла более 12 м., а длина проезда 13,5 м. Предположительно высота ворот – около 20 метров.
В 19 веке ворота имели еще одно название «Кемер-капу» – «Арочные ворота», их проем шириной 3,75 м. перекрывался цилиндрическим сводом усиленным подпружными арками. Высота проема составляла 3,62 м.

Дровяной базар перед воротами существовал уже во времена Гезлева Эвлией Челеби, который также упоминает расположенные у восточного участка города два мусульманских и два христианских квартала с армянской церковью. В 1633 году состоялся самый разрушительный набег казаков на город, который был сожжен и разрушен.

Уцелевшие помещения северной половины ворот в 19-20 веках использовались для лавок и мастерских.

Фантасмагории солёного озера Мойнаки

На западной окраине Евпатории протянулось с юга на север на 1,9 км Мойнакское озеро. Дно топкое, почти сплошь покрыто слоем тёмного маслянистого ила с запахом сероводорода. Это и есть та самая лечебная грязь, привлекающая в город путников. Берега озера невысокие. По западному и восточному склонам видны выходы солоноватых вод и родников.

Сухое и мёртвое небом животворилось
Continue reading Фантасмагории солёного озера Мойнаки

Петербург

“Помоги, Господь, эту ночь прожить.
Я за жизнь боюсь, за твою рабу.
В Петербурге жить, словно спать в гробу.”
О.Мандельштам

В облаченье бездушного холода,
Беспощадного мрака низин
Ночь безумного белого города
Блеклым блеском вечных седин

Светотени бесцветное кружево
Серой моросью стелет вширь.
Бледны окна, за ними безумие:
Полувзглядов бестрепетных мир.

Смутных призраков смутные чаянья,
Смутны чувства, бесцветна судьба,
Душам их неизвестно отчаянье,
В смутных снах умерла их мольба.

Тусклый город, ночные блуждания,
Белый мрак и мосты – в пустоту,
Все в нем губит цветные желания,
Город-бред дал им призрак-мечту.

Елена Коро. Обитель жертвы Человеку

Текие

Есть в Евпатории место, где время, соединившись с силой, выходит в кристальной первозданности и поёт о начале времён, о начале всего сущего. Современность растворяется в изначальном, в древнем, как сама земля. В те древние времена, когда Евпатория именовалась Гезлёвом, неподалёку от главных ворот крепости “Одун-базар” расположилась обитель суфийских монахов – Текие дервиш – приют дервишей. Вход в обитель сквозь ворота причудливой формы, над которыми тамга – герб Крымского ханства.
Continue reading Елена Коро. Обитель жертвы Человеку