Алексей Уморин. Про котов и зверей 19

Ветер на Маяке дует по три дня. Если не помешать, продует еще три. И еще три, и… – пока не досыта. Аж до середины января ветер терпел нас, плохо спал, бормоча – “вот ща я, ну же блин..!” Но, туда -сюда полетел, сюда-туда – то нефть, то Питер, то украинские выборы остужать, всюду поспей, ну и замотался.
Но, вот он перемешал мир большой поварёшкой, взболтал, остудил, хлебанул раз, другой и – “разгребсЯ” потихоньку с Евросоюзом, сыпанул уголька Америке и –
– за главное дело. К нам.
По коты.


Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 19

Алексей Уморин. Про котов и зверей 18

Хорошо, когда есть приличная котоеда – куриный, к примеру, фарш. Переложил от брикета в пакет на балконе порцию на пять котов, пошёл… А когда нету фарша, то покупаю другое…

…фабричную кровяную колбасу по 20 грив. Чтобы не пачкать нож, – свернувшаяся кровь как присохнет, потом не отмоешь, – отгрызаю котам куски.
Первым одаривался Леопард: он у  ворот меня подстерёг, и, чтобы я с колбасой не сбежал, до туйки вёл. И я откусил ему колбасу и выплюнул, подумав:
– Ну, жертва принесена!
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 18

Алексей Уморин. Про котов и зверей 17

Однако, страх ба-альшой пребольшой моя потерпела через коты. Едва не сдохла, однако.
Блоггер-санЖЖ от ба-альшой Москва приезжала, по коты, проверять, – сыты ли, целы ли, ко-отики, у-у-усечки, лампапусечки, у-у-у… На железных санях длинно ехала, по железным палкам от самой Масквы ехала, по земля-матушка кинутым палкам  тыг-дык дык, тыг-дык…, дык-тыг-дык – вот какой Блоггер-санЖЖ!
Моя, однака, ой-ё, очень сильно боялся – ну, как башка мне рубить, морда чистить начнёт? Скажет:
– А где коты, Уморин, однако, где эти красивые, жирные, во-от такие брюхо-коты, пузо-коты, котыжир?
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 17

Алексей Уморин. Про котов и зверей 16

Море зимой велико и прохладно, а приморский парк огромен. Пять лет тому, холодной весной, в таком же пустом корпусе, нагревши руки над электроплиткой, я со скрипом растворил дверь на балкон, – а внизу, меж кустов гулял мирный, еще не вылинявший заяц. Он со слышным стуком перекладывал тяжёлые лапы, не спеша, опуская лицо к мокрым палым листьями, чем-то своим интересовался, думал, что-то перекладывал по полкам, ногою ворошил. Он явно намеревался вот-вот закончить, да и махнуть на морю, к близкому бережку, и уже вовсе собрался, вскинул голову, глянул на солнце, – распогодилось, – и тогда вздохнул, сел, – да ладно успею! – и с наслаждением, медленно стал чесать бок задней ногой, пока Лизка, – умная маленькая сучка, вожак погибшей стаи – почуяв, не погнала его.
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 16

Уморин Алексей. Про котов и зверей 15

Мураш жил в дереве как Чингачгугль.  Пеструшка с Боцманом, хоббиты, ушли в нору отопительного колодца. ЛЕОНпард-киллер живёт в дому, чьи хозяева воруют ночами камни, видимо, для мостов, ибо они тролли. Там же, в сводчатом подземельи прикован мёртвый скелет, который по волшебному слову обвивается шкурой и на землю выходит Мохнач. Серая кошь – фея, и, когда не у Натали, освещая ей грустную жизнь, то живёт в бойлерной, на трубе, на ней и играет. Гигант Бош ушагал за яблоками Гесперид и сейчас, на краю земли, у Атланта.  Ханум, которая умеет всё, а  живёт нигде – значит, как есть, шалава…
– Однако, ложь. Кот – не пёс, коты не соответствуют образам, которые мы им даём.  Осторожненько протянув в глубину человека лапу, коХтём они зацепляют образ из детства и, шурша слипшимся лидерином, хрустя миткалем, цветные ситчики разворачивая, вытряхнув моль из тонкой шерсти, – натягивают выгоревший на сгибах кителёк на себя.
…Во-от, уши,… вот и голова уже показалась из воротничка того, что было нагрето твоим сердцем, любовно обмахиваемо, пересыпаемо лавандой и нафталином. …Во-от – явились лапы из рукавов,.. и вот кот обдёрнул на себе вещь, обмахнул хвостом подол, подняв подбородок, застегнул пуговку в самом верху, и, откинув набок хвост, сел и натягивает форменные – твоей,/моей души, – штаны.
– Ты хочешь, чтобы я был в синем? – Хорошо, я буду в синем.
…Хочешь видеть меня в красном? – Надену красное.
…Ты хочешь?… Как хочешь? …Ну, покажи, как? – всё это неслышные уху, но отчётливые душе слова кота. – Мини, макси, ватник, погоны – хоть белые валенки, (ЛЕОНпард-киллер), – любое наденет кот. И понравится, будет свой.
– И всё обман. В сущности кот не меняется ни на грош. Внутри черепа своего он тот же тёмный, человеку  неведомый, “человеконейтральный” – Кто умом поглубже, иной помельче, – но вечно иной, и глядит мимо нас.
– Куда? Что видит? Как далеко? – Знают ли это и сами коты?


Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 15

Уморин Алексей. Про котов и зверей 13

А Новый Год мы встречали как полагается. Что б его не встречать, – хотя б  и не встреть, – всё равно на порог.
Коты правильнее на Новый год смотрят: есть корм – есть день. День, – а не год встречать! – правильнее, ведь не ошибаться в желаниях, не просить чрезмерно, (случись, их тут же тошнит), значит  – жить как надо.
Мы, люди, не живём как надо, и вот, и вышли на берег моря, где шумел, догуливал свой хмель позавчерашний шторм.
У шторма уж и сил не очень – спина вся потная, набойки сапог сбиты, а все, нет-нет, да ка-ак рванёт-рванёт гармонику, наискосок, наразрыв мехов, да разиня рот, заголосит…
– да голос сипл. Один ветер.


Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 13

Уморин Алексей. Про котов и зверей 12

“Молитва тёмного котёнка, который умер”

У мамы есть душа, у папы есть полоски,
У папы когти “Во!”- и длинные усы,
Домой меня вернуть, о Господи, непросто,
Но я тебя прошу, и – я хочу часы!

Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 12

Уморин Алексей. Про котов и зверей 10

А нынче “…Бог – послал – кусочек – СЫ-ЫРууу!!”
И даже целых два.
Обрадовались хвостатые мои “вороны”. Но каркать – ни-ни-ни, а сразу к делу, и тем подтвердили,
что не вороны,
и, заодно,
правоту классика: “А Васька слушает, да ест!”

коты
Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 10

Уморин Алексей. Про котов и зверей 9

маяк

Они провожали меня всей толпой – коты. Впереди бежала яркая Пестрая, замыкала, с оглядкой, Серая, ломаными прямыми шмыгал от куста к кусту Боцман со своими расплывчатыми полосками на спине. И Лепард вышел в белых, неслышных своих валенках, как бы и в сторону, как и по своим, а всё ж с нами, вместе шёл провожать.
Когда я уселся в маршрутку, коты долго махали платочком – одним на всех, с окантованными железом дырками для коХтей. Им теперь что – только надеяться  на моё скорое возвращение. На Евпаторию надвигался шторм, хвостатые чуяли зло.
Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 9

Степь

степь
Степь западного Крыма жестка и топорщится низкими травами. И даже полынь, в Керчи похожая то на лисьи хвосты, а то на вдруг выросшую рощицу игрушечных елочек, тут проступает пятнами, вылезая из обветренных пластов известняка и лежит, притворяясь камнями, плоскими, но цвет – сизый, теплый и от него во рту немножко сухо. А может, сухо от запаха этой полыни. Ее нужно трогать рукой, чтоб убедиться – не камень, живая заплатка.
Мне жалко трав, цепляющихся за изгибы и плеши камня, похожего на стертые зубы огромного зверя, лежащего под иссушенной глиной. Но самим травам – ничего, они в порядке. Цветут, как умеют, и пахнут, как надо – степью, настоящей.
Если в степях восточного Крыма до сих пор слышны копыта скифских коней, то Крым западный полон теней динозавров. Он древнее и имеет право быть жестким под босыми ступнями, колоть ноги каменной крошкой и забеливать морскую воду известковым молоком.
Древние травы. Одиночество с ними – такое, как надо.
Continue reading Степь