Алексей Уморин. Про котов и зверей 20

…Итого: 500 гривен. Прислано участниками ua_cats на прокорм диких котов этого парка.
С ума сойти!
Коты так и сказали: “Сойти – с – ума”. Раздельно.
Мураш выразительно повертел когтём у виска, а философ Домино отказался верить, и ушлО. Из кустов, оборотясь, крикнулО:
– Раз так, отныне я – среднего рода!
И бросился оземь. Хотел в море, но бросился оземь. Была бы бочка Диогена, он бы в бочку, а так… И ладно, о то бы в море при  -5 на улице.
Одна Пеструшка, как разумная девица, просто спросила, жуя:
– А пирожные, мн-нямм-амм, будут?
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 20

Алексей Уморин. Про котов и зверей 19

Ветер на Маяке дует по три дня. Если не помешать, продует еще три. И еще три, и… – пока не досыта. Аж до середины января ветер терпел нас, плохо спал, бормоча – “вот ща я, ну же блин..!” Но, туда -сюда полетел, сюда-туда – то нефть, то Питер, то украинские выборы остужать, всюду поспей, ну и замотался.
Но, вот он перемешал мир большой поварёшкой, взболтал, остудил, хлебанул раз, другой и – “разгребсЯ” потихоньку с Евросоюзом, сыпанул уголька Америке и –
– за главное дело. К нам.
По коты.


Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 19

Алексей Уморин. Про котов и зверей 18

Хорошо, когда есть приличная котоеда – куриный, к примеру, фарш. Переложил от брикета в пакет на балконе порцию на пять котов, пошёл… А когда нету фарша, то покупаю другое…

…фабричную кровяную колбасу по 20 грив. Чтобы не пачкать нож, – свернувшаяся кровь как присохнет, потом не отмоешь, – отгрызаю котам куски.
Первым одаривался Леопард: он у  ворот меня подстерёг, и, чтобы я с колбасой не сбежал, до туйки вёл. И я откусил ему колбасу и выплюнул, подумав:
– Ну, жертва принесена!
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 18

Алексей Уморин. Про котов и зверей 17

Однако, страх ба-альшой пребольшой моя потерпела через коты. Едва не сдохла, однако.
Блоггер-санЖЖ от ба-альшой Москва приезжала, по коты, проверять, – сыты ли, целы ли, ко-отики, у-у-усечки, лампапусечки, у-у-у… На железных санях длинно ехала, по железным палкам от самой Масквы ехала, по земля-матушка кинутым палкам  тыг-дык дык, тыг-дык…, дык-тыг-дык – вот какой Блоггер-санЖЖ!
Моя, однака, ой-ё, очень сильно боялся – ну, как башка мне рубить, морда чистить начнёт? Скажет:
– А где коты, Уморин, однако, где эти красивые, жирные, во-от такие брюхо-коты, пузо-коты, котыжир?
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 17

Алексей Уморин. Про котов и зверей 16

Море зимой велико и прохладно, а приморский парк огромен. Пять лет тому, холодной весной, в таком же пустом корпусе, нагревши руки над электроплиткой, я со скрипом растворил дверь на балкон, – а внизу, меж кустов гулял мирный, еще не вылинявший заяц. Он со слышным стуком перекладывал тяжёлые лапы, не спеша, опуская лицо к мокрым палым листьями, чем-то своим интересовался, думал, что-то перекладывал по полкам, ногою ворошил. Он явно намеревался вот-вот закончить, да и махнуть на морю, к близкому бережку, и уже вовсе собрался, вскинул голову, глянул на солнце, – распогодилось, – и тогда вздохнул, сел, – да ладно успею! – и с наслаждением, медленно стал чесать бок задней ногой, пока Лизка, – умная маленькая сучка, вожак погибшей стаи – почуяв, не погнала его.
Continue reading Алексей Уморин. Про котов и зверей 16

Уморин Алексей. Про котов и зверей 15

Мураш жил в дереве как Чингачгугль.  Пеструшка с Боцманом, хоббиты, ушли в нору отопительного колодца. ЛЕОНпард-киллер живёт в дому, чьи хозяева воруют ночами камни, видимо, для мостов, ибо они тролли. Там же, в сводчатом подземельи прикован мёртвый скелет, который по волшебному слову обвивается шкурой и на землю выходит Мохнач. Серая кошь – фея, и, когда не у Натали, освещая ей грустную жизнь, то живёт в бойлерной, на трубе, на ней и играет. Гигант Бош ушагал за яблоками Гесперид и сейчас, на краю земли, у Атланта.  Ханум, которая умеет всё, а  живёт нигде – значит, как есть, шалава…
– Однако, ложь. Кот – не пёс, коты не соответствуют образам, которые мы им даём.  Осторожненько протянув в глубину человека лапу, коХтём они зацепляют образ из детства и, шурша слипшимся лидерином, хрустя миткалем, цветные ситчики разворачивая, вытряхнув моль из тонкой шерсти, – натягивают выгоревший на сгибах кителёк на себя.
…Во-от, уши,… вот и голова уже показалась из воротничка того, что было нагрето твоим сердцем, любовно обмахиваемо, пересыпаемо лавандой и нафталином. …Во-от – явились лапы из рукавов,.. и вот кот обдёрнул на себе вещь, обмахнул хвостом подол, подняв подбородок, застегнул пуговку в самом верху, и, откинув набок хвост, сел и натягивает форменные – твоей,/моей души, – штаны.
– Ты хочешь, чтобы я был в синем? – Хорошо, я буду в синем.
…Хочешь видеть меня в красном? – Надену красное.
…Ты хочешь?… Как хочешь? …Ну, покажи, как? – всё это неслышные уху, но отчётливые душе слова кота. – Мини, макси, ватник, погоны – хоть белые валенки, (ЛЕОНпард-киллер), – любое наденет кот. И понравится, будет свой.
– И всё обман. В сущности кот не меняется ни на грош. Внутри черепа своего он тот же тёмный, человеку  неведомый, “человеконейтральный” – Кто умом поглубже, иной помельче, – но вечно иной, и глядит мимо нас.
– Куда? Что видит? Как далеко? – Знают ли это и сами коты?


Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 15

Огнь

http://os1.i.ua/3/1/7613734_68269651.jpg

http://os1.i.ua/3/1/7613733_896230c2.jpg

http://os1.i.ua/3/1/7613732_ec050b84.jpg

Он нас сдвигал, огонь, сдвигал,
показывал твои колени
огнём своим, их грел, мигал,
когда смотрел я, путал тени,
слеплял, привязывал, томил
и прижимал их,
нагибая…
Да не было уже чернил
у ночи, чтобы ты, босая,
могла укрыться от меня.
…Ладони протянув, сказала:
– Возьми.
Я взял. И, у огня,
ночь стала.

Уморин.

Фото Елены Блонди

Уморин Алексей. Про котов и зверей 14

Еда для глубокой ночи: серый хлеб и “татарский” соус. Или соус, пускай, “сацебели”, но хлеб по-прежнему серый… Серым ночной хлеб обязан быть, потому что ночь, не день белый. Чёрным ночной хлеб быть не может по той же причине. Ну, разве что есть красная рыба? Но красной рыбы у меня не было. Был серый хлеб и соус, и еще десяток яиц, половину которых завтра народу, а на вторую половину – жить.
Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 14

Туман

туман

Туман таскает нить, сидит за занавеской, течёт белёсою водой.
Он мог бы задушить мир леской! Но, – мир пустой.
– Мир вянет, когда он струится. …Стоит, течёт.
И только голосами – птицы. Но те не в счёт.
Дракон,.. и мышь, собака, львица…
– Туман навил на нить звериные и наши лица…
И не повременит,
не остановит хода пьесы, где маски шевелят
друг друга…
– Из-за занавески глядит на свой обряд,
на действо тайное, неясно
скользящее вокруг.
Склонясь, зовёт тебя на царство,
пока – как друг.

Уморин
Continue reading Туман

Уморин Алексей. Про котов и зверей 13

А Новый Год мы встречали как полагается. Что б его не встречать, – хотя б  и не встреть, – всё равно на порог.
Коты правильнее на Новый год смотрят: есть корм – есть день. День, – а не год встречать! – правильнее, ведь не ошибаться в желаниях, не просить чрезмерно, (случись, их тут же тошнит), значит  – жить как надо.
Мы, люди, не живём как надо, и вот, и вышли на берег моря, где шумел, догуливал свой хмель позавчерашний шторм.
У шторма уж и сил не очень – спина вся потная, набойки сапог сбиты, а все, нет-нет, да ка-ак рванёт-рванёт гармонику, наискосок, наразрыв мехов, да разиня рот, заголосит…
– да голос сипл. Один ветер.


Continue reading Уморин Алексей. Про котов и зверей 13